На главную
Russian English
РАБОТАЕТ НА БЛАГО
РОССИЯН с 2000 года.

на 24 февраля 2018 г.

ВСЕГО:
26745 участников программы
ОТМЕТИЛИ НОВОСЕЛЬЕ:
18162 российские семьи
Доктрина развития строительно-сберегательных кооперативов
О Программе
Все возможности Программы
Гильдия народных кооперативов
Миграционная программа "ВМЕСТЕ"
Новости и пресс-релизы
Доктрина развития строительно-сберегательных кооперативов
Жилищно-накопительные сообщества в мире
Награды и дипломы
Наши партнеры
Обратная связь
Проверь, есть ли потребительский ипотечный кооператив – член Гильдии народных кооперативов – в твоем регионе
Выбери свой город:
IUHF EFBS
Международный Кооперативный Альянс
Еврокооп
 Мы делаем благое дело, и благо людей - единственный критерий при выборе решения  

Всероссийская профильная головная организация в сфере финансирования приобретения, строительства и последующей эксплуатации жилой и иной недвижимости, некоммерческое партнерство «Гильдия народных кооперативов России»

Программа ипотечного финансирования жилищного строительства «СТРОИМ ВМЕСТЕ»

(реализуется в 38 регионах России)

Доктрина развития потребительских кооперативов, имеющих своей специализацией сферу небанковского финансирования приобретения и строительства недвижимости в современных российских социально-экономических условиях

(Доктрина развития российских строительно-сберегательных кооперативов)

Документ разработан Экспертным Советом Гильдии народных кооперативов России

МОСКВА - 2012

Некоммерческое партнерство «Гильдия народных кооперативов России»

Право интеллектуальной собственности принадлежит профильной головной организации - Гильдии народных кооперативов России

Доктрина развития потребительских кооперативов, имеющих своей специализацией сферу небанковского финансирования приобретения и строительства недвижимости в современных российских социально-экономических условиях (Доктрина развития российских строительно-сберегательных кооперативов)

Доктрина – от лат. doctrina – учение, наука, от docere – учить, обучать; объяснять, указывать. Как правило, под доктриной понимают основной теоретический принцип, являющийся руководством к действию.

Содержание

Преамбула

Qui dat finem, dat media,
ad finem necessaria –

тот, кто дает цель,
дает и средства для
ее достижения
(Сентенция римских юристов)

Настоящая Доктрина представляет собой совокупность разработанных в научной и практической среде передовых представлений относительно природы, сущности и возможностей самостоятельной разновидности современной потребительской кооперации – специализированных потребительских кооперативов. Предметом настоящей Доктрины являются потребительские кооперативы, имеющие своей специализацией сферу небанковского финансирования приобретения готовой и строительства новой недвижимости, главным образом жилой (Далее по тексту – потребительские строительно-сберегательные кооперативы, потребительская строительно-сберегательная кооперация).

Основными принципами настоящей Доктрины являются положения об изменчивости социальных явлений и процессов, их детерминированности социально-экономическими условиями жизни общества и окружающих его обществ.

Целями настоящей Доктрины являются: пропаганда вышеуказанных передовых представлений о потребительской строительно-сберегательной кооперации в российском обществе, формирование позитивного отношения общества, и прежде всего молодежи к возможностям потребительской строительно-сберегательной кооперации, создание адекватных правовых представлений о правовой природе, устройстве и надзоре государства за деятельностью потребительских строительно-сберегательных кооперативов у российского законодателя, формирование благоприятных условий для государственной поддержки потребительской строительно-сберегательной кооперации, поднятие престижа и востребованности потребительских строительно-сберегательных кооперативов.

Настоящая Доктрина раскрывает экономические, социальные, правовые и организационные условия, в которых находятся потребительские строительно-сберегательные кооперативы в Российской Федерации, формулирует адекватные произошедшим и происходящим в мире, обществе и государстве изменениям представления о потребительской строительно-сберегательной кооперации, а также предопределяет основные направления развития национальной кооперации.

I. Современное состояние потребительской строительно-сберегательной кооперации в Российской Федерации.

Современная строительно-сберегательная кооперация в России берет свое начало с 2000 г., когда в Москве были организованы 2 жилищных кооператива «нового типа» и первое добровольное объединение кооперативов «нового типа» - некоммерческое партнерство «Гильдия жилищных кооперативов «Жилье в рассрочку», с первых дней своего существования приступившие к разработке жилищной социальной программы «СТРОИМ ВМЕСТЕ».

Жилищные, а впоследствии жилищно-строительные кооперативы нового типа – это некоммерческие организации, в основе деятельности которых лежит принцип кассы взаимопомощи. Такие кооперативы не ограничивали ни число своих участников, ни число приобретаемой или строящейся с их участием жилой недвижимости, так как предметом их деятельности стало приобретение любого жилья на первичном или вторичном рынке. Благодаря постоянно обеспечиваемой и жестко контролируемой программным обеспечением сбалансированности накопления и рассрочки для членов кооперативов предоставлялась долговременная, беспроцентная рассрочка. По мере развития кооперативами была разработана гибкая система тарифных планов, позволяющая практически любой семье улучшить свои жилищные условия. Выдающимся изобретением кооперативов нового типа стало учение об особом виде гражданско-правового договора – членском контракте, с помощью которого имущественные права и обязанности членов кооператива надлежащим образом индивидуализировались.

За сравнительно небольшой период времени строительно-сберегательная кооперация России стала реальной силой. Так, за чуть более чем пятилетний период своего развития строительно-сберегательная кооперация создала более 100 потребительских кооперативов, различных по наименованию и схемам финансирования строительства новой и приобретения готовой недвижимости.

Факт сбережения денежных средств участниками потребительских кооперативов в паевых фондах и изначальная направленность на финансирование нового строительства недвижимости позволяют с известной степенью допущения именовать все существующие с целью организации небанковского финансирования приобретения или строительства недвижимости потребительские кооперативы потребительскими строительно-сберегательными кооперативами. В известной степени это наименование можно признать родовым для жилищных и жилищно-строительных кооперативов до 01.03.05 г. и для потребительских ипотечных кооперативов и жилищных накопительных кооперативов после 01.03.05 г. Кредитные потребительские кооперативы граждан формально похожи на потребительские строительно-сберегательные кооперативы, но все же основная цель их не состоит в финансировании приобретения или строительства недвижимости, ибо по своему основному назначению финансовая взаимопомощь, оказываемая членами кредитных потребительских кооперативов граждан достаточна для приобретения дорогостоящей бытовой техники, теле-видео-аудио аппаратуры, обустройства и ремонта жилья.

Интересным и по большей части попутным изобретением строительно-сберегательной кооперации стало использование в строительно-сберегательных кооперативах привлеченных на финансовом рынке средств, породившее новую разновидность уставной деятельности потребительского строительно-сберегательного кооператива – приобретение готовой или финансирование строительства новой недвижимости без периода сбережения средств в кооперативе. В связи с недостаточной развитостью банковского ипотечного кредитования в России основным источником для привлечения средств потребительскими строительно-сберегательными кооперативами стали займы от граждан и юридических лиц, нередко иностранных. Плата за пользование займами оформлялась внесением ежемесячного членского взноса, а возврат тела займа – внесением ежемесячного паевого взноса. Недвижимость приобреталась в собственность потребительского строительно-сберегательного кооператива с одновременным установлением ипотечного обременения в пользу источника займа.

Стремясь максимально обезопасить имущественные интересы своих членов от случаев гибели или повреждения недвижимости, строительно-сберегательные кооперативы Системы «СТРОИМ ВМЕСТЕ» создали уникальную общероссийскую систему коллективной имущественной безопасности. За счет ежемесячно пополняющихся членских взносов от каждого получившего в пользование или в собственность жилье был сформирован Общероссийский Резервный Фонд Гильдии народных кооперативов России.

В своей деятельности строительно-сберегательная кооперация прошла непростой путь развития от жестко корпоративного способа приобретения недвижимости (в собственность кооператива с предоставлением в пользование члену кооператива с условием передачи в собственность члену кооператива при полном внесении паевого взноса в кооператив) до приобретения недвижимости непосредственно в собственность члена кооператива с ипотечным обеспечением в пользу кооператива.

Если первоначально приобретение недвижимости в собственность потребительского строительно-сберегательного кооператива расценивалось как несомненное благо (оптимальное налогообложение + гарантия возврата средств в паевой фонд), то с течением времени под воздействием идеологии частной собственности и экономического индивидуализма авторитет такого способа приобретения недвижимости стал неуклонно снижаться. Необходимо было разработать такой механизм работы потребительского строительно-сберегательного кооператива, при котором недвижимость после выполнения членом кооператива условий о сбережении средств приобреталась бы непосредственно в собственность члена кооператива.

Вступивший с 01.01.05 г. в силу Федеральный закон от 29 декабря 2004 г. N 194-ФЗ "О внесении изменений в статью 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации", сделал возможным обращение взыскания по решению суда и на то жилое недвижимое имущество, где проживает должник по обязательству, обеспеченному ипотекой и члены его семьи и даже в том случае, если это жилое помещение является их единственным местом жительства. С этого момента сложились все необходимые предпосылки для замены ставшего малопопулярным механизма опосредованного приобретения недвижимости (через первоначальное приобретение в собственность кооператива) на востребованный населением механизм приобретения недвижимости сразу в собственность члена кооператива.

Основоположником строительно-сберегательной кооперации в России является возглавляемая Гильдией народных кооперативов России Система массовой социальной ипотеки «СТРОИМ ВМЕСТЕ», одноименная Программа которой в 2003 г. была награждена орденом «Слава России» Международной награды общественного признания «Слава России» (Прокол № 38 от 30.05.03 г.). Программа также получила высокую оценку со стороны Администрации Президента России, обеих палат Федерального Собрания Российской Федерации, Счетной Палаты РФ, Госстроя России, Росстандарта.

В 2004 г. Гильдия народных кооперативов России была принята в члены Европейской федерации жилищно-строительных сообществ (EFBS) от Российской Федерации, в 2005 г. Стандарт деятельности потребительских ипотечных кооперативов Гильдии был удостоен Европейского стандарта качества.

Участниками Гильдии в период наибольшего расцвета Системы «СТРОИМ ВМЕСТЕ» являлись 70 потребительских ипотечных кооперативов, работающих в 84 городах 68 регионов страны. Только за первые пять лет работы участниками Системы «СТРОИМ ВМЕСТЕ» стали более 20 тысяч российских семей, а более 10 тысяч семей уже обеспечены жильем на общую сумму более 8 млрд. рублей.

С помощью Системы «СТРОИМ ВМЕСТЕ», благодаря ее наработкам и открытости для сотрудничества в стране также возникли и иные потребительские строительно-сберегательные кооперативы, полностью или частично использующие модельное (разработанное для членов Гильдии народных кооперативов России) правовое, технологическое, экономико-математическое обеспечение деятельности кооперативов «СТРОИМ ВМЕСТЕ», но, как правило, официально не признающие этот факт. С учетом потребительских ипотечных кооперативов, являющихся членами Гильдии народных кооперативов России, число потребительских строительно-сберегатльных кооперативов в России в 2006 г. насчитывало цифру порядка 130-150 единиц. По данным Международной Ассоциации фондов ипотечного кредитования и жилищного строительства общее количество граждан, ставших участниками потребительских строительно-сберегательных кооперативов в стране к 2006 году насчитывало 100 тысяч, а сумма аккумулированных потребительскими строительно-сберегательными кооперативами сбережений граждан составляла 15 млрд. рублей.

II. Строительно-сберегательные сообщества за рубежом.

Небанковское финансирование приобретения и строительства недвижимости распространено в странах континентальной Европы, странах романо-германского права. Лидируют Германия и Австрия.

Основой небанковского финансирования является деятельность строительных сберегательных касс (ССК), аналогами которых выступают российские потребительские строительно-сберегатльные кооперативы.

Схема работы ССК такова: вкладчик, вступая в ССК, подписывает с ней специальный договор (контракт) на определенную сумму кредита, необходимого для приобретения или строительства жилья. Источники ресурсов: оговоренная в контракте сумма в результате формируется за счет: ежегодных взносов, которые накапливаются вкладчиком, средств, заимствованных у других вкладчиков, процентов по накоплениям, государственных премий. Государственные премии исчисляются в % соотношении к внесенной вкладчиком сумме накоплений за год. Контракт заключается на определенное количество лет, в течение которых вкладчик вносит сбережения и погашает кредит. На первом этапе вкладчик накапливает установленную контрактом сумму сбережений, которая ежегодно увеличивается на сумму процентов по вкладу. На втором этапе потенциальный покупатель получает право воспользоваться кредитом по назначению и затем рассчитывается. Заемные средства возвращаются в сберкассу и используются для кредитования новых вкладчиков. Количество членов ССК не регламентируется. Структура заинтересована в притоке новых вкладчиков, от которых зависит финансовая стабильность кассы.

За годы, прошедшие после Второй мировой войны за счет средств, аккумулированных ССК в Германии было построено около 13 млн. единиц домовладений. Поддержка государства в виде премий была введена в 1952 г. Изначально была установлена весьма высокая премия в 25-35% от ежегодного депозита. Впоследствии она постепенно снижалась: в 1975 г. - 23%, в 1976 г. - 18% , в 1982 г. - 14% и затем в 1989 г. - 10%. Жилищный займ может получить только вкладчик ССК. Условия: процентные ставки (как на вклад, так и на кредит) фиксированы на все время действия контракта, обычно составляют 5 - 6 процентов годовых (в среднем на 4 процента ниже рыночных). Максимальный срок погашения кредита – 12 лет. Сегодня баланс немецких ССК составляет 50 млрд. евро, заключено 7 млн. контрактов, количество участников — 30 млн. человек, доля невозврата – 0,04%.

Государственная поддержка вкладчиков австрийских ССК была начата с 1971 г., собственно с этого времени и начался их бурный подъем. Условия: на сбережения начисляются 2-2,5%, плата за кредит – 3,5%; в отличие от немецких, соотношение непосредственно заемщиков и так называемых «друзей» вкладчиков в австрийских ССК благодаря либерализму государства в области выдачи премий составляет 1/12. Срок кредитования в Австрии 20-25 лет. В 2001 г. все ССК Австрии выдали жилищных кредитов на 3,5 млрд. евро. В 2003 г. все ССК Австрии выдали жилищных кредитов на 13,3 млрд. евро. За 2001 г. в Австрии при населении 8 млн. человек профинансировано строительство 42 тыс. домов. В 2003 г. ССК Австрии продали 306 тыс. контрактов в Словакии на 900 млн. евро, 218 тыс. в Чехии, 42 тыс. в Хорватии. В ССК Австрии только 26% жилищных кредитов обеспечивается ипотекой. 10-15 лет назад банки в Австрии выдавали кредиты под 12-13% годовых, ССК под 6% годовых, на сегодняшний день ССК выдают жилищные кредиты под 3,5% годовых. По Австрии процент невозвратов кредитов не превышает 0,04%. ССК системы Райффайзен за 2003 г. аккумулировали вкладов на 6 млрд. евро, 5 млрд. евро было выдано в виде жилищных кредитов.

Аналогичные системы существуют и в странах Восточной Европы.

По австрийским и германским лекалам Словакия ввела ССК в 1992 г., Чехия - в 1993 г., Венгрия - в 1997 г.

Объемы охвата: в Чехии в первый же год членами ССК стали 2% жителей, в Словакии - 0,9% и в Венгрии - 3% (около 300 тыс. человек). Через 10 лет работы уже 44,6% чехов и 50% словаков были вовлечены в систему стройсбережений. В Венгрии на 7-м году участниками института стало почти 9% населения.

Расходы государства на премии вкладчикам росли, составив через 7 лет около 1% чешского госбюджета и 1,3% словацкого. Однако сбережения росли быстрее. В среднем за 7 лет каждая крона премии привлекла около 11 крон долгосрочных сбережений. В 2003 г. доля стройсбережений в ВВП возросла в Чехии в 49 раз (до 4,9% ВВП на 7-м году работы), за 11 лет было привлечено свыше 11 млрд. евро.

Процент невозвратов кредитов не превышает по Чехии и Словакии 0,07%. Максимальный срок кредитования 12-15 лет. Спрос на услуги ССК продолжает быстро расти во всех трех странах. К настоящему времени ССК в Чехии и Словакии по числу выдаваемых кредитов намного превзошли все остальные финансовые институты вместе взятые. В Словакии к 2003 г. ССК выдали 270 тыс. займов (5% населения), ипотечные кредиты банков насчитывали 22 тыс. и кредиты государственного фонда - еще 28 тыс. Через 7 лет работы (к концу 1999 г.) чешские ССК выдали 307 тыс. кредитов (3% населения), тогда как ипотечные кредиты банков достигли 21 тыс., а ипотечные займы с субсидией ставки - 8 тыс.

Польша пошла по другому пути, нежели Словакия, Чехия и Венгрия. Здесь, начиная с 1993 г., основная ставка была сделана на развитые формы ипотеки, включая институты секьюритизации ипотечных кредитов по американскому образцу. В результате, достижения Польши в жилищном кредитовании и строительстве намного отстали от стран-соседей.

Доля выданных жилищных кредитов в ВВП составила в Польше лишь 0,8% в 1999 г. и 1,8% в 2002 г., а в Чехии и Словакии уже в 1999 г. доля всех жилищных кредитов в ВВП была 8,4% и 7% соответственно, в 2002 г. - уже 20% и 12,7%.

Уже с 2000 г. в Польше начало сокращаться число одобренных заявок и реально начатых новостроек, что в 2002 г. привело к изменению тенденции в завершенном строительстве - снова в сторону спада с 68% от уровня 1989 г. до 63%. В Словакии, Чехии, Венгрии наблюдается стабильный рост строительства.

В Польше ошибочная стратегия замедлила становление более массовых институтов жилищного кредитования. Для их дальнейшего продвижения Польше могут потребоваться новые бюджетные расходы, сопоставимые с расходами соседних стран.

ССК развивает банковское кредитование. В Чехии, Словакии и Венгрии массовый старт ССК дал дополнительный импульс для развития банковского ипотечного кредитования. Средняя величина банковского кредита с самого начала была существенно выше кредита ССК. В последние годы доля банков в общем объеме жилищных кредитов растет. Правительство Словакии планирует постепенное снижение доли ССК в объеме ежегодно выдаваемых кредитов с 91% в 1999 г. до 20% в 2010 г. Одновременно доля ипотечного кредитования должна увеличиться с 2% в 1999 г. до 71% в 2010 г. В Чехии доля ипотечных банков в объеме всех непогашенных жилищных кредитов выросла с 31% в 1999 г. до 47% в 2002 г. В Польше же к концу 1999 г. было выдано только 130 тыс. банковских кредитов, что составляет всего 0,3% населения. Отсутствие ССК не привело к быстрому развитию альтернативных институтов, а скорее, затормозило их рост.

Живучесть системы стройсбережений подтверждает ее успешное развитие даже в Румынии, где годовая инфляция превышает 20%. Уже в 2001 г. в Румынии при населении в 23 млн. человек построено 21 тыс. домов.

Система стройсбережений существует и в США. Более того, в США с начала 20-х и до начала 80-х г.г. прошлого века система, аналогичная немецкой, была основной и охватывала 60% населения через систему специализированных организаций, "Savings & Loans", аналогичных европейским ссудо-сберегательным кассам.

Во Франции строительные сбережения исторически (с 1852 г.) аккумулируются в банках. Есть два вида жилищных сберегательных счетов: на первом (так называемая сберегательная книжка А) можно накапливать до 100 тыс. франков и после этого получить льготный жилищный займ в 150 тыс. франков под 3,75% годовых, при этом каждый год к целевому вкладу прибавляется государственная премия в размере 7,5 тысячи франков; второй вид жилищных сберегательных счетов - так называемые счета PEL (план жилищных сбережений), на которых можно накапливать до 400 тыс. франков и получать льготный жилищный займ на сумму до 600 тыс. франков под 4,8% годовых. Ставки по займам ниже рыночных на 4 - 5 процентов, сроки от 3 до 20 лет. Участниками накоплений является более трети населения Франции.

В Великобритании и большинстве стран Британского Содружества еще с прошлого столетия успешно функционирует система строительных обществ. Механизм их работы немного похож на деятельность немецких, но для получения жилищного займа не обязательно быть вкладчиком строительного общества. Процесс формирования ипотечных банков приобрёл характер замещения строительных обществ. Крупнейшие строительные общества, например Abbey National, сами превратились в ипотечные банки. В 90-х годах прошлого столетия ипотечные банки стали преобладать по объёмам кредитов над строительными обществами.

III. Основные причины малоразвитости строительно-сберегательных кооперативов в Российской Федерации

В дореволюционной России сообщества потребительской кооперации возникли по сравнению с остальным цивилизованным миром чрезвычайно поздно. Причин тут много, но основная из них – это чрезвычайно поздняя отмена крепостного права и, как следствие этого, чрезвычайно позднее создание социальной базы кооперации – лично свободных крестьян, рабочих, мелких служащих, в общем, всех тех, кто кровно заинтересован в максимальном снижении издержек при покупке товаров, приобретении работ и услуг.

Кроме того, в отличие от подавляющего числа стран, потребительская кооперация в России развивалась сначала в капиталистической, а затем в коллективистской экономической системах. Благодаря последней, кооперативная Россия оказалась отброшенной назад на 75 лет.

Первыми среди организаций потребительской кооперации в России появились прообразы современных строительно-сберегательных кооперативов (60-е годы XIX в.): общества взаимного поземельного кредита, общества взаимного кредита, общества взаимного страхования, крестьянские товарищества для покупки земли с содействием Крестьянского Поземельного Банка. Таким образом, в дореволюционной России как массовое явление вначале состоялись специализированные потребительские сообщества и лишь позже, в 80-х г.г. появилась общая потребительская кооперация – торговые потребительские общества и потребительские кооперативы (заготовительно-скупочной и торговой направленности).

Во время Первой мировой войны потребительская кооперация, помимо снабжения своих членов товарами, стала заниматься закупкой и сбытом продуктов сельского хозяйства, а также развернула промышленную деятельность.

Всего за 1864-1904 гг. было образовано 1604 потребительских об¬щества, из них 654 было закрыто. На начало 1905 г. в стране существовало 950 таких кооперативов. Количественно стали преобладать крестьянские потребительские общества - только 227 потребительских обществ было создано для рабочих.

За 1905-1913 гг. в стране было вновь создано 9752 потребительских кооператива, из них было закрыто только 622, к началу 1914 г. функционировало 10080. Боль¬шинство потребительских обществ возникло опять же среди кре¬стьянства.

В 1898 г. Правительство разрешило создание союзов потребительских обществ. В этом же году был организован первый в стране союз потребительских обществ, учредителями которого стали 18 обществ потребителей из Москвы, Московской губер¬нии, с Украины, Урала, из Сибири и Средней Азии. Он был назван Московским союзом потребительских обществ (МСПО).

После Февральской революции 1917 г. в условиях кризиса экономики, разгула спекуляции и все растущей общественной активности масс произошел новый подъ¬ем кооперативного движения. Уже к концу указанного года в стране действовало 35 тыс. потребительских ко¬оперативов. Общее число членов-пайщиков превысило 11,5 млн. человек, их обслуживало примерно 50 тыс. кооперативных лавок. Имелось более 400 местных союзов потребительских обществ. Крупным союзным объедине¬нием являлся Закупсбыт - Союз сибирских кооператив¬ных союзов. МСПО был переименован во Всероссий¬ский центральный союз потребительских обществ (Цент¬росоюз). Эта сеть лавок, обществ и союзов представляла собой налаженный хозяйственный аппарат.

Несмотря на количественные показатели в дореволюционной экономике потребительская ко¬операция играла незначительную роль. Ее удельный вес в товарообороте страны перед первой мировой войной сос¬тавлял всего 7 %. Кооперативные организации платили большие налоги за право торговли, нуждались в банков¬ских кредитах, не поль¬зовались поддержкой правительства в конкурентной борьбе с частными торговцами.

После октябрьской революции большевики использовали систему потребительской кооперации в качестве общегосударственного распределительного аппарата и огосударствили ее. Так, декретом СНК РСФСР от 20 марта 1919 г. потребительская кооперация была подчинена Наркомпроду, всех граждан обязали быть приписанными без уплаты вступительных взносов к территориально ближайшему кооперативу. Декретом СНК РСФСР от 21 января 1920 г. сельскохозяйственная и промысловая кооперация были слиты с потребительской, а с 01 января 1921 г. кооперация была переведена на государственный бюджет. НЭП лишь на короткое время восстановил возможности потребительской кооперации, в целом же, с 1927 г. начался длительный период полного огосударствления потребительской кооперации.

В 1935 г. в результате реформы потребительской кооперации государство национализировало собственность потребительской кооперации в городах и перевело ее деятельность в сельскую местность.

Вторая Мировая война нанесла колос¬сальный урон народному хозяйству, в том числе и потребительской коо¬перации. На временно оккупирован¬ной территории находилось более половины предприятий потреби¬тельской кооперации. Их оборот со¬ставлял около 48% общего рознич¬ного кооперативного товарооборо¬та.

В ходе боевых действий в окку¬пированных районах было полнос¬тью разрушено 44,4 процента торго¬вой сети - 345тыс. кооперативных магазинов, складов, оптовых баз, частично разрушены - 24,6 тыс. торговых предприятий, разграбле¬ны и уничтожены лучшие районные универмаги, оптовые базы, постро¬енные перед войной и оснащенные передовым в ту пору оборудова¬нием. Общая сумма ущерба потре¬бительской кооперации превысила 6 млрд.руб.

Финансовая деятельность в СССР была исключительной монополией системы государственных банков СССР, но государству всегда не хватало средств на удовлетворение самых насущных потребностей граждан, в том числе приобретения жилья.

Послевоенное развитие советской экономики не смогло избавиться от условий товарного дефицита. Нехватка материальных благ и средств для их строительства требовали появления нестандартных решений, требовалось вовлечь в социалистическое производство также и личные средства самих нуждающихся граждан. Так, уже в советское время появились специализированные (в отличие от организаций обычной потребительской кооперации) потребительские кооперативы – жилищно-строительные, дачно-строительные, гаражно-строительные. Особенностью этих потребительских сообществ было то, что они имели явно выраженную специализацию – строительство и последующую эксплуатацию какого-либо объекта недвижимости либо комплекса таких объектов.

Создаваемые усилиями ЖСК, ДСК и ГСК объекты недвижимости являлись социалистической собственностью специализированных кооперативов, а их членам принадлежало право пользования соответствующей недвижимостью. Руководили деятельностью указанных потребительских кооперативов соответствующие отделы исполнительных комитетов местных Советов народных депутатов. В 1965 г. Советом Министров РСФСР был утвержден Примерный Устав жилищно-строительного кооператива. Именно специализированные потребительские кооперативы стали прообразом современных потребительских строительно-сберегательных кооперативов.

Начавшиеся в 1985 г. процессы структурной перестройки социалистического государства и социалистической экономики постепенно свели на нет громадную помощь государства специализированным потребительским кооперативам (государство, с одной стороны жестко контролируя деятельность кооперативов, с другой стороны значительно субсидировало участие в ЖК и ЖСК, оплачивая до 70% стоимости жилья, земля и коммуникации предоставлялись бесплатно, стройматериалы отпускались по ценам ниже рыночных, предоставлялись льготные ссуды). Оказавшиеся один на один с рынком члены ЖСК, ДСК и ГСК не могли угнаться за ростом цен и часто кооперативы прекращали свою деятельность так ничего и не начав строить. Нежизнеспособность специализированных кооперативов в условиях отсутствия протекционистской государственной политики, льготных кредитов государственных банков и государственных цен на стройматериалы привела к исчезновению случаев массового создания специализированных потребительских кооперативов. В конце 90-х г. ХХ в. специализированные кооперативы, главным образом ЖСК, нередко использовались для разного рода сомнительных целей.

Вместе с тем, с начала 90-х г. ХХ в. официальным государственным курсом решения жилищного вопроса стало банковское финансирование, банковское ипотечное кредитование. Но в условиях отсутствия институциональных инвесторов, достаточных собственных средств у коммерческих банков и надлежащей покупательной способности у населения успехи банковского ипотечного кредитования в решении жилищного вопроса страны и по сей день скромны.

Пока государство и нарождающийся российский капитализм решали основные вопросы своего бытия (внутренний и внешний суверенитет, приватизация, национализация), народная инициатива вложила в старую правовую оболочку ЖК и ЖСК новое экономическое содержание – потребительские кооперативы превратились из псевдостроительных организаций «одного дома» в организации финансовые, способные финансировать приобретение и (или) строительство неограниченного количества жилья для заранее неопределенного количества граждан (на языке специалистов-практиков их стали называть «кооперативы нового типа»). По сути, эти организации стали началом для нового витка развития дореволюционных обществ взаимного кредита - потребительских строительно-сберегательных кооперативов.

Правосознание граждан, подталкиваемых необходимостью удовлетворения своих потребностей при минимальных издержках, выработало новые подходы к трактовке сущности кооперативного сообщества и его возможностей. На помощь пришла юридическая доктрина в лице молодых правоведов, для которых тема новой потребительской кооперации стала обширным объектом научных исследований.

Государство на этапе зарождения и становления потребительских строительно-сберегатльных кооперативов никак не проявляло своего интереса к ним, ограничиваясь своими обычными функциями (контроль со стороны регистрационных, налоговых и прочих органов). Принятие в 2001 г. Федерального закона «О кредитных потребительских кооперативах граждан» никак не отразилось на деятельности потребительских строительно-сберегательных кооперативов России.

И лишь тогда, когда потребительские строительно-сберегательные кооперативы охватили значительную часть страны (к концу 2003 г. уже в более чем 30 регионах России успешно действовали сберегательно-строительные кооперативы Гильдии народных кооперативов России), стали реальными участниками жилищных правоотношений, государство ответило разработкой и принятием Федерального закона «О жилищных накопительных кооперативах».

К сожалению, по разного рода причинам, разработчики федерального закона «О жилищных накопительных кооперативах» не воспользовались научными и практическими достижениями более 4-х лет успешно действовавших потребительских строительно-сберегательных кооперативов и их объединений. При разработке закона также не были учтены те глобальные изменения, которые пережило российское общество и государство в период перехода от социалистического пути развития к капиталистическому. Закон предпринял попытку запретить какие-либо иные, кроме жилищных накопительных кооперативов виды потребительских строительно-сберегательных кооперативов, но эта попытка оказалась нереализованной по причине многоплановости сберегательно-строительной деятельности. Тем не менее, закон создал определенную нервозность и недовольство среди населения и особенно среди кооператоров, профессионально занимающихся строительно-сберегательным делом.

В 2009 г. государство преподнесло еще один подарок специализированной потребительской кооперации – федеральный закон «О кредитной кооперации» (от 18.07.2009 г. № 190-ФЗ). Сам по себе закон содержит много позитивного для развития кредитной потребительской кооперации и может по праву считаться замечательным преемником утратившего силу федерального закона «О кредитных потребительских кооперативах граждан» (от 17.08.2001 г. № 117-ФЗ). Но для строительно-сберегательных кооперативов федеральный закон «О кредитной кооперации» принес существенную проблему. Так, ч. 1. ст. 3 названного нормативного правового акта монополизировала предоставление займов членам потребительского кооператива исключительно за кредитными потребительскими кооперативами. Это больно ударило по кошелькам членов потребительских ипотечных кооперативов. Если до 04.08.2010 г. ипотека на приобретаемые в их собственность объекты недвижимости возникала в силу закона (ст. 77 федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)»), то с 05.08.2010 г. обеспечение имущественных интересов потребительских ипотечных кооперативов и их членов стало возможным только в силу договоров ипотеки. Возможные попытки некоторых особо продвинутых юристов включить в договоры о предоставлении денежных средств гражданам для приобретения или строительства объектов недвижимости положения об ипотеке были жестко пресечены законодателем 06.12.2011 г. изложением абзаца первого пункта первого статьи 10 федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)» в следующей новой редакции: «Договор об ипотеке заключается в письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами, и подлежит государственной регистрации». Это сильное дополнение к уже существующей в абзаце первом ст. 550 ГК РФ норме, в соответствии с которой «Договор продажи недвижимости заключается в письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами».

В совокупности с широкомасштабной пропагандой исключительно банковского финансирования жилищного строительства на фоне законодательного ограничения долевых отношений в строительстве жилья, новые законы о специализированных потребительских кооперативах и, в особенности, закон о жилищных накопительных кооперативах, существенно снизили интерес населения к возможности приобретения и строительства жилья с помощью потребительских строительно-сберегательных кооперативов. Значительная часть потребительских строительно-сберегательных кооперативов, не торопясь с необходимыми действиями, дважды нарушила действующее законодательство и продолжает его нарушать (в части предоставления займов, а кое-где и в части незаконного использования ипотеки в силу закона). .

Единственным исключением стали потребительские ипотечные кооперативы системы «СТРОИМ ВМЕСТЕ», этот вид потребительских строительно-сберегательных кооперативов своевременно внес соответствующие изменения и дополнения в свои уставы и продолжил активно развиваться и наращивать свое экономическое влияние.

Еще одним немаловажным моментом является искусственно дуалистическое экономическое положение потребительских строительно-сберегательных кооперативов. С одной стороны, государство декларирует, что потребительские кооперативы принадлежат к некоммерческим организациям (§ 5 Гражданского кодекса Российской Федерации так и именуется – «Некоммерческие организации»), но с другой стороны, ничего не предпринимает, чтобы участие в потребительских кооперативах было выгодным, экономило для гражданина время, деньги, иные ресурсы (см. например, ст.ст. 246-247 Налогового кодекса России).

Разразившийся в стране финансовый кризис, по сути явившийся отзвуком тщательно спланированной в основном американскими финансовыми спекулянтами акции по глобальному отъему денег у населения всего мира, существенно осложнил и без того не идеальное финансовое положение отечественных строительно-сберегательных кооперативов.

Современная потребительская кооперация в России вынуждена функционировать в рамках слаборазвитой капиталистической экономики, испытывающей периодические кризы от внутренних и внешних факторов, часто детерминированных сугубо политическими причинами.

Если в развитой капиталистической экономике большую регулятивную роль берет на себя государство, с помощью многих рычагов побуждающее предпринимателя в интересах большей части общества уважать права других субъектов оборота, то в России современный предприниматель в достижении максимального размера прибыли ограничен практически только интересами чиновничества. Отсутствие в России национально ответственного правительства значительно тормозит экономическое развитие и последовательно губит целые отрасли производства. Административный диктат, формально обоснованный законами, которые принимаются и утверждаются Федеральным Собранием по указке, без какого-либо серьезного обсуждения, взращивает свои, псевдорыночные экономические отношения.

Частная собственность на средства производства уже преобладает, но находится в основном в руках тех, кто не заинтересован в развитии национальной экономики, государственная собственность неэффективно используется в интересах правящей верхушки чиновников и постепенно сдает свои позиции в результате постоянно проводящейся государством приватизации. Труд формально юридически свободен, но в силу постоянного сокращения рабочих мест и все возрастающей безработицы, а также самоустранения государства от дела защиты прав трудящихся продается значительно дешевле, чем действительно стоит.

Российское право в большинстве своих норм декларативно, государство не может (или не хочет?) обеспечить провозглашенные права и свободы большинства населения, поддержка потребительской кооперации оказывается практически только на бумаге . Рынок не ограничивается государством в пользу потребительских строительно-сберегательных кооперативов, основные ограничения и преференции связаны с потребностями постоянно и последовательно навязываемого западными правительствами банковского финансирования жилищного строительства. Американская матрица экономических отношений, опутавшая весь мир и выжимающая все полезное в пользу США, все глубже проникает в российскую действительность. В ход идут все возможные средства, Запад не брезгует прямо экспортировать в российский парламент выгодные ему проекты федеральных законов (Федеральный закон от 23 ноября 2009 г. N 261-ФЗ "Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", которые за внешне благоприятным фасадом душат российских и производителей, и потребителей, заставляя платить втридорога за скорейший переход к нужным Западу технологиям потребления (антиподом является китайский подход, в соответствии с которым все делается постепенно, последовательно, оплачивается понемногу с максимальной национальной выгодой).

Как известно, капиталистический менталитет характеризуется в экономической науке тремя составляющими: 1) дух приобретения; 2) дух конкуренции; 3) дух рациональности.

Обращаясь к возможности приобрести недвижимость с помощью потребительского строительно-сберегательного кооператива, каждый глава семейства стремится минимизировать свои расходы по сравнению с теми расходами, которые ему пришлось бы понести, приобретая недвижимость на рынке другими способами. Таким образом, здесь проявляется как дух приобретения, так и дух рациональности.

Предоставляя внерыночные возможности (объединившись, члены кооператива огораживают себя от рынка, а значит и от некоторых неприятностей, с ним связанных) сам потребительский строительно-сберегательный кооператив, будучи по своей природе сугубо некоммерческой организацией вынужден приспосабливаться к условиям специфичной рыночной экономики российского образца. И это в отсутствие каких-либо преференций в сфере налогообложения (имеется в виду налог на прибыль), при размещении рекламы, аренде офисных помещений и т.п. Не имея конкуренции по роду своей уставной деятельности (потребительский строительно-сберегательный кооператив не является субъектом рыночной деятельности – обращенной к любому, кто готов заплатить, деятельность распространяется только на своих членов, тех, кто добровольно принял на себя бремя содержания кооператива), потребительский строительно-сберегательный кооператив имеет массу конкурентов при найме работников, заказе рекламы, аренде офисного помещения и т.п. Так, в деятельности кооператива проявляется дух конкуренции.

Еще одной причиной малоразвитости строительно-сберегательных кооперативов в России является их постоянное отсутствие в системе намеченных Президентом и Правительством Российской Федерации национальных приоритетов.

В 2011 г. Фонд развития и содействия жилищному строительству выступил с инициативой безвозмездной передачи земельных участков, принадлежащих фонду, отраслевым потребительским кооперативам, специально созданным под строительство жилья экономкласса для учителей, врачей, ученых . И действительно, в федеральном законе от 24.07.2008 г. № 161-ФЗ «О содействии развитию жилищного строительства» появилась ст. 16.5. «Особенности передачи земельных участок Фонда кооперативам и гражданам, являющимся членами кооперативов». Но что реально дал закон гражданам? Не слышно и не видно о практике его применения в столице и области, может быть что-то позитивное есть в регионах. И если взглянуть в перечень граждан, которые могут быть приняты в члены жилищно-строительных кооперативов, создаваемых в соответствии с вышеуказанным законом, то налицо необычный перечень ограничений (к стандартным отсутствие земельного участка в собственности и постановка на учет в качестве нуждающегося в жилых помещениях добавлены весьма специфические – гражданин должен быть научным или инженерно-техническим работником научной организации-лидера, или организация, в которой трудится гражданин в качестве НР или ИТР должна осуществлять научную, научно-техническую, инновационную деятельность, экспериментальные разработки, испытания, подготовку кадров в соответствии с утвержденными Указом Президента Российской Федерации от 7 июля 2011 г. N 899 приоритетными направлениями развития науки, технологий и техники в Российской Федерации и перечнем критических технологий Российской Федерации. Понятно, что большой популярности у таких ЖСК не будет.

Зато на появившуюся в среде строительства многоквартирных жилых домов народную инициативу применения жилищно-строительных кооперативов для устранения чрезмерных барьеров в долевом строительстве, государство отреагировало быстро и жестко. Федеральный закон от 30 ноября 2011 г. N 349-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О содействии развитию жилищного строительства" и отдельные законодательные акты Российской Федерации" исключил из возможного числа членов жилищно-строительных и жилищных кооперативов юридические лица. Проект федерального закона N 47538-6 "О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (принят Государственной Думой в первом чтении 27.04.2012 г.), которым предполагается завершить глобальную перестройку гражданского законодательства, предлагает также исключить юридические лица из возможных членов уже всех потребительских кооперативов. Оговорка проекта о том, что законом может допускаться ограниченное участие юридических лиц в жилищных, жилищно-строительных, сельскохозяйственных потребительских кооперативах и в обществах взаимного страхования строительно-сберегательные кооперативы не спасает.

На современном этапе российское государство, не оказывая поддержки самим потребительским строительно-сберегательным кооперативам, не создает также каких-либо благоприятных налоговых стимулов гражданам и юридическим лицам для приобретения и строительства жилья с помощью потребительских строительно-сберегательных кооперативов. В то же время государство всячески продолжает проводить явно выраженную протекционистскую политику, как в отношении кредитной деятельности коммерческих банков, так и в отношении лиц, желающих воспользоваться ипотечными жилищными кредитами. Так, очень важный с точки зрения обеспечения предоставляемых гражданам денежных средств федеральный закон «Об ипотеке (залоге недвижимости)» от 16.07.1998 г. № 102-ФЗ, подвергся значительным правкам в пользу банковских структур. Так, согласно нормам, вступившим в силу 07.03.2012 г. 1) "Государственная регистрация ипотеки в силу закона осуществляется на основании заявления залогодержателя или залогодателя либо нотариуса, удостоверившего договор, влекущий за собой возникновение ипотеки в силу закона, без уплаты государственной пошлины."; 2) "Если иное не предусмотрено федеральным законом или кредитным договором либо договором займа, здание или сооружение с земельным участком, на котором они расположены, нежилое помещение, приобретенные либо построенные полностью или частично с использованием целевых кредитных средств банка или иной кредитной организации либо средств целевого займа, предоставленного другим юридическим лицом на приобретение указанных объектов недвижимости, находятся в залоге у кредитора по такому обязательству с момента государственной регистрации ипотеки в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним."; 3) Жилое помещение, приобретенное либо построенное полностью или частично с использованием кредитных средств банка или иной кредитной организации либо средств целевого займа, предоставленного другим юридическим лицом на приобретение или строительство указанного жилого помещения, находится в залоге с момента государственной регистрации ипотеки в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Все это произошло в дополнение к тому, что уже значительно укрепляло позиции банков и иных кредитных организаций (см. например, существующую с декабря 2004 г. редакцию абзаца первого пункта 1 ст. 78 федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)» - «Обращение залогодержателем взыскания на заложенные жилой дом или квартиру и реализация этого имущества являются основанием для прекращения права пользования ими залогодателя и любых иных лиц, проживающих в таких жилом доме или квартире, при условии, что такие жилой дом или квартира были заложены по договору об ипотеке либо по ипотеке в силу закона в обеспечение возврата кредита или целевого займа, предоставленных банком или иной кредитной организацией либо другим юридическим лицом на приобретение или строительство таких или иных жилого дома или квартиры, их капитальный ремонт или иное неотделимое улучшение, а также на погашение ранее предоставленных кредита или займа на приобретение или строительство жилого дома или квартиры»). Очевидно, что о такой поддержке строительно-сберегательным кооперативам можно пока только мечтать».

Таким образом, в настоящее время государство не только не оказывает потребительским строительно-сберегательным кооперативам какой-либо ощутимой поддержки, но принятием новых федеральных законов создает новые препятствия, которые приводят к возникновению очередных издержек для членов кооперативов. Вместо очевидно выгодного материального участия в деле развития строительно-сберегательных кооперативов (убедительно демонстрируется примерами стран Восточной Европы), законодатель с завидным упорством не замечает произошедших изменений, навязывает гражданам, имеющим намерение объединиться в потребительские строительно-сберегательные кооперативы, явно устаревшие правила, пронизанные идеями тотального контроля и мелочной опеки (пример – федеральный закон «О жилищных накопительных кооперативах») и наращивает пропаганду и всяческую поддержку явлению, которое должно базироваться на успешной деятельности потребительских строительно-сберегательных кооперативов – банковскому финансированию жилищного строительства.

IV. Характеристика основных перемен произошедших в России на рубеже XX-XXI в.в. Влияние окружающего мира. Негативный прогноз.

Страшная цена, которую заплатила страна за победу во Второй мировой войне, оказалась частично погашенной умелой политикой Запада. Ущерб, нанесенный национальной экономике вторжением и оккупацией немецких войск, так и не дал СССР возможность успешно развиваться по собственному сценарию. Сталинские репрессии по инерции еще лет двадцать после окончания Второй мировой войны спрессовывали народ в мощный производительный кулак и именно поэтому ряд отраслей экономики СССР (в большей степени России) примерно до конца 60-х г.г. прошлого века развивались синхронно с остальным миром, что в принципе позволяло говорить об общем экономическом развитии адекватно развитию мировой экономики, но далее экономика СССР (России) постоянно отставала.

Период компьютеризации и глобализации Россия фактически пропустила, 20 лет бурного экономического развития промышленно развитого мира обошли Россию стороной. Для места в Pax Americana СССР (России) было уготовано место поставщика углеводородов, не более. По мнению ряда экспертов в этом кроется одна из основных причин столь глубокого кризиса, который пережила Россия в 90-х г.г.

Однако, сам по себе пропуск важного периода мирового экономического развития не может изменить естественного хода исторического развития. Россия, так или иначе, должна была наверстывать упущенное. Рухнувший социализм и вместе с ним экономическая изоляция стран социалистического лагеря открыли широкую дорогу капиталистическому способу производства, который по мере своего внедрения в российскую жизнь становился все более специфическим. Этот способ можно охарактеризовать как с одной стороны, внутренне примитивный, сдерживаемый порой лишь имеющимися ресурсами да своеобразными представлениями о добре и зле, а с другой стороны – сильно контролируемый и настраиваемый внешними основными игроками на мировом рынке. Таким образом, основные богатства страны оказались в руках немногочисленных граждан, а развитие капиталистического общественного строя во многом пошло по тем рецептам, которые пожелал дать России промышленно развитый мир. Это подтверждают выводы специалистов. Так, по мнению А. Шубина «развитие России в начале XXI века – результат взаимодействия внутрироссийских и глобальных тенденций».

Страна не сумела воспользоваться своими природными богатствами, основная масса граждан ничего не получила от приватизации. Многочисленные государственные реформы и целый ряд блестяще предпринятых передовыми капиталистами финансовых афер выбили из людей последние накопления, сделанные еще в эпоху развитого социализма. Скромные средства, зарабатываемые подавляющим большинством населения наемным трудом, не позволяют воспользоваться «зарубежным даром» – банковским финансированием. Единственным выходом для миллионов российских семей остается небанковское финансирование, осуществляемое сегодня потребительскими строительно-сберегательными кооперативами.

Для принципиальной возможности появления, становления и развития строительно-сберегательных кооперативов наиболее важными стали следующие изменения, произошедшие и продолжающие происходить в России:

  1. Кардинальная смена общественного и государственного строя, переход от социализма к капитализму, зарождение гражданского общества.
  2. Провозглашение идей частной собственности и свободы договора, незыблемости наследства и принципиальное ограничение случаев наследования государства.
  3. Слом плановой системы хозяйствования и переход к свободному рынку, самоустранение государства от регулирования экономики.
  4. Либерализация цен, устранение государства от реального обеспечения прав и свобод, переход к созданию благоприятных условий.
  5. Появление рынка труда и массовой безработицы, стремление занятых граждан больше трудиться для повышения качества жизни своих семей.
  6. Смещение от коллективистского к индивидуальному, появление явно выраженного эгоцентризма, утрата синдрома беспрекословного подчинения, стремление к использованию прав и свобод в своем интересе.
  7. Уменьшение интереса к общественному, коллективному и отсутствие времени на участие в общественной жизни у социально активных трудоспособных граждан.
  8. Массовое изменение культуры потребления, преобладание рациональной экономии, бережливости, расчетливости и прагматизма.
  9. Жесткое социальное расслоение населения, продолжающееся снижение покупательной способности основной части населения.
  10. Компьютеризация и массовая информатизация населения.

Таким образом, в силу произошедших и продолжающих происходить кардинальных перемен за последние 15 лет и российское государство, и российское общество и рядовая российская личность изменились до неузнаваемости. Это автоматически означает, что и государство и общество и личность ожидают от потребительской кооперации уже нечто другого, чем они ожидали ранее, при социализме. В свою очередь, это означает, что специализированные потребительские кооперативы не могут не изменяться, не приспосабливаться к новым условиям жизни. Одним из ярких проявлений такого рода изменений является сам факт появления строительно-сберегательных кооперативов и их постоянно растущая востребованность населением.

За прошедшее после перехода к капитализму время страна вплотную соприкоснулась с глобализацией – все возрастающей зависимостью от мировой экономики, выражающейся в увеличении потоков информации, технологий, капитала, товаров, услуг и основанной на революции в сфере информационных технологий. Сама Россия, открывшись для мировых процессов, также стала катализатором глобализации. Как отмечают специалисты Национального разведывательного совета США в своем докладе «Контуры мирового будущего» «За последние 20 лет размах глобализации значительно увеличился благодаря либерализации китайской и индийской экономик, крушению Советского Союза, а также революции в области информационных технологий, охватившей весь земной шар».

Если в самом начале экономических реформ страна вначале утратила свою продовольственную независимость, затем промышленную безопасность, то сегодня на повестке дня – утрата финансовой безопасности. Именно этот фактор необходимо учитывать в стране, которая с одной стороны, занимает самую большую часть суши, а с другой стороны, где более 60% населения либо не имеют своего жилья или нуждаются в существенном улучшении жилищных условий.

Нелепыми и опасными выглядят призывы некоторых государственных должностных лиц допустить на ниву банковского финансирования иностранные банки (подразумеваются банки США), мол, какая разница, чьи средства, лишь бы народ сумел получить желанный кредит. Раздав на может быть даже и предельно доступных условиях ипотечные кредиты, иностранные банки навечно приобретут надежные рычаги контроля над большинством населения страны и получат реальную возможность выкачивать из страны то, что необходимо их государству. Возможности же их государства по уламыванию строптивых контрагентов знают все – это и обвинение в деятельности против США с введением соответствующих экономических санкций против юридических лиц, это и эскалация военного конфликта с последующей оккупацией и строительством демократии по-американски.

Похожая опасность ждет страну при проявлении и другой крайности – быстрого строительства строительно-сберегательных касс. Высокая планка финансовых требований, ограниченность операций по сравнению с обычными банками и отсутствие какой-либо протекционистской политики государства к национальным строительно-сберегательным кассам позволят в короткое время занять эту нишу «передовым германским и австрийским товарищам», которые успели заработать настоящие свободно конвертируемые деньги и солидный опыт, пока в России строили оказавшийся ненужным социализм. Нет и тени сомнения, что дочерние компании известных всему миру брэндов будут соблюдать все буквы российского закона, но также нет сомнения и в том, что наши последние внутренние ресурсы (сбережения населения, отложенные на жилье) будут создавать рабочие места в основном для германских и австрийских рабочих, оживлять их экономику (кроме строителей заказы будут получать производители разнообразных стройматериалов и товаров для нового жилища) и развивать их науку (там умеют вкладывать деньги в передовые разработки).

Нам же, как при проамериканском, так и при проевропейском варианте развития событий останется роль потребителей, а не созидателей, мы все время будем платить, а не зарабатывать, а значит, будем все больше зависеть от своих иностранных партнеров…

V. Характеристика господствующих в действующем законодательстве Российской Федерации представлений относительно специализированных потребительских кооперативов.

В настоящее время в действующем законодательстве Российской Федерации, регулирующем деятельность специализированных потребительских кооперативов, продолжают доминировать правовые представления о специализированной потребительской кооперации, сложившиеся в основном в советский период развития российского государства и общества, а также представления, появившиеся под воздействием господства административного диктата правящей бюрократии. Это представления, направленные на ограничение возможностей специализированных потребительских кооперативов, исполненные по известному принципу чеховского персонажа Беликова «Как бы чего не вышло», продолжают основываться на особенностях советской психологии, социалистического правосознания, смешанных с принципиальной боязнью ответственности как за принимаемые решения, так и за собственное поведение.

Если для советского чиновника были главными представления основанные на коммунистической идеологии, то в настоящее время на первый план российскими чиновниками выдвинулись формально деидеологизированные положения федеральных законов, которые принимаются без учета мнения тех, поведение которых они будут регулировать и применяются чиновниками всех уровней власти в отрыве от существующей в стране ситуации.

Центральным в выстроенной разработчиками российских законов системе ограничений является ограничение количества членов потребительских специализированных кооперативов. От этого ограничителя идут как о солнца лучи все остальные «не допускается», «запрещается», «не вправе» и т.д. и т.п.

Ярким выражением советского, ограничительного подхода к сущности специализированных потребительских кооперативов является закрепление в новом Жилищном Кодексе Российской Федерации старой модели потребительского специализированного кооператива – сообщества, предназначенного для участия граждан и юридических лиц в приобретении или строительстве одного многоквартирного жилого дома. Таким образом, получается, что создать кооперативное объединение для участия в приобретении или строительстве скажем нескольких индивидуальных домовладений, на которые, кстати, делается основная ставка за рубежом, в организационно-правовой форме жилищного или жилищно-строительного кооператива, начиная с 01.03.05 г. невозможно.В этом случае разработчики закона использовали естественный ограничитель количества членов специализированного потребительского кооператива – в многоквартирном жилом доме количество квартир всегда ограничено проектом. И если в данном случае главный ограничитель устроен просто и предельно надежно, то разработчики не проявили особого усердия в наложении дополнительных ограничений в нормах, регулирующих устройство данного вида специализированных потребительских кооперативов, основы управления их хозяйственной деятельностью. В этих нормах Жилищного Кодекса нет мелочной опеки и детального закрепления чего надо и чего не надо делать кооперативу и членам кооператива, все достаточно лаконично. Статей немного, подход к их изложению весьма экономичный. В результате появилось в принципе разумное устройство нормального кооперативного сообщества, которое действительно было бы нормальным, если бы не одно но – деятельность изначально ограничена участием в приобретении или строительстве ОДНОГО пусть и многоквартирного жилого дома.

Но, картина принципиально меняется, когда дело заходит о регулировании правовых отношений с участием потребительских строительно-сберегательных кооперативов.

В Федеральном законе «О жилищных накопительных кооперативах» разработчики закона использовали искусственный ограничитель численности членов кооператива. И если нижняя цифра в 50 членов еще как-то может быть мотивирована (серьезность намерений, минимум средств для достижения уставных целей), то верхняя в 5 000 членов ничего не объясняет и ничем вообще не обоснована (ну нет же верхнего ограничителя в федеральном законе «О кредитной кооперации»), просто по представлению разработчиков ограничители должны быть, иначе может произойти нарушение прав граждан, являющихся членами кооператива. Но поскольку сами разработчики понимали, что предложенные ими ограничители искусственны, то они возвели целую систему ограничений, чем существенно осложнили деятельность потребительского строительно-сберегательного кооператива, действующего в форме жилищного накопительного кооператива и значительно удорожили ее. Нижеприведенные (далеко не все) ограничения делают эту деятельность невозможной. Разработчики закона в погоне за обеспечением и защитой прав членов жилищных накопительных кооперативов от произвола органов управления жилищных накопительных кооперативов (то есть от самих себя) с водой выплеснули и ребенка!

Наиболее существенными и делающими деятельность указанного вида потребительских строительно-сберегательных кооперативов невозможной являются следующие ограничения:

  • п. 3) ст. 2 ФЗ – закон, игнорируя потребности граждан и реалии современной России фактически запрещает приобрести через данный вид кооператива жилую комнату;
  • ч. 5 ст. 3 ФЗ – закон предусматривает единственное основание возникновений правовых отношений между членом кооператива и кооперативом - членство;
  • ч. 6 ст. 3 ФЗ – закон запрещает договорные отношения между членом кооператива и кооперативом;
  • ч. 4 ст. 5 ФЗ – закон устанавливает ничем не обоснованные ограничения минимального (50 чел.) и максимального (5 000 чел.) численного пределов количества членов кооператива;
  • ч. 5 ст. 5 ФЗ – закон предусматривает процедуру, значительно осложняющую приобретение прав и обязанностей члена кооператива – членство возникает после внесения сведений о гражданине, подавшем заявление о приеме в члены кооператива в Единый государственный реестр юридических лиц;
  • ч. 5 ст. 9 ФЗ – закон ставит в зависимость факт прекращения членства в кооперативе от внесения соответствующей записи в единый государственный реестр юридических лиц;
  • ч. 1 ст. 10 ФЗ – закон предусматривает предварительный судебный контроль за решениями уполномоченных органов кооператива по исключению из кооператива;
  • ч. 2 ст. 22 ФЗ – закон обязывает кооператив при размещении рекламы помещать в рекламном блоке также информацию не относящуюся к рекламной (порядок покрытия членами кооператива понесенных кооперативом убытков и т.п.);
  • ч. 1 ст. 25 ФЗ – закон запрещает вносить вступительные взносы в рассрочку;
  • ч. 3 ст. 33 ФЗ – закон запрещает оплачивать деятельность членов правления кооператива;
  • ч. 5 ст. 33 ФЗ – закон запрещает избрание правления кооператива сроком более чем на один год;
  • ст. 34 ФЗ – закон обязывает проводить годовое общее собрание членов кооператива только в очной форме и относит к исключительной компетенции общего собрания членов кооператива вопросы, относящиеся к оперативной хозяйственной деятельности кооператива;
  • ст. 36 ФЗ – закон запрещает проведение общего собрания членов кооператива по наиболее важным вопросам деятельности кооператива;
  • ст.ст. 38-44 ФЗ – закон стремится полностью исключить какую-либо самостоятельность членов кооператива в вопросах внутрикооперативной организации и внутрикооперативного устройства;
  • ч. 2 ст. 47 ФЗ – закон содержит ничем необоснованное ограничение размера добавляемых средств паевого фонда к собственным накоплениям члена кооператива для приобретения или финансирования строительства жилья;
  • ч. 4. ст. 47 ФЗ – закон запрещает кооперативу направлять более 20% стоимости его имущества на строительство жилья;
  • ч. 6 ст. 47 ФЗ – закон запрещает кооперативу предоставлять членам кооператива рассрочку по внесению оставшейся части паевого взноса более чем в 1,5 раза по сравнению с периодом накопления паевого взноса;
  • ст. 48 ФЗ – закон существенно ограничивает правоспособность кооператива без каких-либо на то оснований;
  • п. 3 ч. 2 ст. 48 ФЗ – закон запрещает передачу жилых помещений, принадлежащих на праве собственности кооперативу в безвозмездное пользование членам кооператива;
  • ч. 4 ст. 48 ФЗ – закон запрещает кооперативу выступать поручителем своих членов и третьих лиц, а также каким-либо иным способом обеспечивать исполнение обязательств указанных лиц;
  • п. 3 ст. 48 ФЗ – закон запрещает обременять жилые помещения, являющиеся собственностью кооператива ипотекой, если залог обеспечивает обязательство о возврате кредита или целевого займа другого жилого помещения, являющегося собственность кооператива;
  • п. 4 ст. 48 ФЗ – закон запрещает кооперативу принимать на себя обязательства с отсрочкой или рассрочкой их исполнения, об уступке права требований, совершать иные действия, которые могут привести к причинению убытков кооперативу или ухудшению финансовой устойчивости его деятельности, то есть практически речь идет о запрете любой хозяйственной деятельности, которая по определению в условиях рынка является рисковой;
  • п. 8 ч. 2 ст. 49 ФЗ – закон не устанавливает закрытого перечня нормативов финансовой устойчивости кооперативов, но в ч. 4 ст. 49 ФЗ запрещает кооперативу осуществлять деятельность по привлечению новых членов в случае, если нарушается хотя бы один, пусть даже не известный кооперативу норматив финансовой устойчивости;
  • ст.ст. 51-52 ФЗ – закон наделяет контрольно-надзорный орган вопреки общим принципам права фискальными и всепоглощающими полномочиями;
  • ст. 56 ФЗ – закон наделяет саморегулируемую организацию 5 обязанностями и 2 правами, которые при ближайшем рассмотрении оказываются направленными на реализацию вышеуказанных обязанностей;
  • ст. 57 ФЗ – закон предпринял попытку запретить деятельность всех иных некоммерческих организаций, которые осуществляют деятельность по привлечению и использованию денежных средств граждан на приобретение жилых помещений.

Федеральный закон «О кредитной кооперации», регулирующий внешне похожий со строительно-сберегательными кооперативами по технологическому механизму тип кооперативов – кредитные кооперативы, также содержит немалое количество ограничений, ряд которых существенно снижает привлекательность потребительского кредитного кооператива. Из числа наиболее мешающих деятельности упомянем наиболее общие - установленные абзацем шестым пункта 1 ст. 6 и абзацем восьмым пункта 1 ст. 6 названного федерального закона. Ну почему кредитный кооператив не вправе привлекать денежные средства лиц, не являющихся членами кооператива? И почему он не вправе вступать в члены других кредитных кооперативов? Очевидно, что запреты снижают мобильность данного вида потребительских кооперативов и как следствие – их привлекательность для населения. Любопытный исследователь без труда найдет для себя еще немало головоломок в тексте указанного закона (для примера см. положения ст.ст. 17, 20, 33, 35 закона).

По всей видимости, носители социалистического правосознания и российского административного диктата не могут или не хотят увидеть, что условия существования и деятельности специализированных потребительских кооперативов давно и кардинально изменились и поэтому продолжают сотворять заведомо нежизнеспособные организационно-правовые формы. В лучшем случае, получается, что федеральные законы, посвященные таким важным организационно-правовым формам как специализированные потребительские кооперативы, написаны для галочки, не продуманы и поэтому работать по правилам кооперативам некомфортно. В худшем случае получается, что чей-то злой гений последовательно и сознательно вытесняет из общественного сознания важную и нужную форму организации общества, нагружает и перегружает ее деятельность лишними транзакциями, делая членство в ней крайне непривлекательным и экономически невыгодным.

VI. Новый взгляд на потребительскую кооперацию и пути реализации кооперативных принципов в деятельности ипотечных потребительских кооперативов.

Отмеченные в настоящей Доктрине внутренние и внешние изменения (относительно самой России) стали исходными положениями новой теории наиболее востребованного вида строительно-сберегательных кооперативов - до 01.03.05 г. это были жилищно-строительные кооперативы, а с 01.03.05 г. по настоящее время ими являются потребительские ипотечные кооперативы, уставная деятельность которых с 05.08.2010 г. существенно изменилась.

Перед создателями потребительских строительно-сберегательных кооперативов возникли три больших блока вопросов:

1. Каким образом можно закрепить и наиболее эффективно обеспечить удовлетворение имущественных интересов члена потребительского строительно-сберегательного кооператива?

2. Как сделать так, чтобы потребительский строительно-сберегательный кооператив имел наиболее совершенные органы управления и чтобы эти органы управления потребительского строительно-сберегательного кооператива могли своевременно принимать решения по всем необходимым вопросам его разнообразной уставной деятельности и как при этом избежать возможных нарушений прав членов потребительского строительно-сберегательного кооператива?

3. Как не потерять демократическую природу кооперативных отношений в условиях резкого количественного увеличения членов кооператива и обеспечить эффективный контроль и надзор за деятельностью исполнительных органов управления потребительским строительно-сберегательным кооперативом?

Ответы на эти блоки вопросов и составили содержание теории потребительских строительно-сберегательных кооперативов. Апробированная практикой теория потребительских строительно-сберегательных кооперативов была выражена в выдержавшем уже второе издание коллективном труде ученых и практиков «Первая в России Система массовой социальной ипотеки «СТРОИМ ВМЕСТЕ».

Отношения по поводу создания и деятельности строительно-сберегательных кооперативов, действующих в организационно-правовой форме потребительских ипотечных кооперативов в Российской Федерации регулируются и охраняются гражданским правом.

Исходной правовой базой являются следующие положения Конституции Российской Федерации, принятой на всероссийском референдуме 12.12.93 г.:

Ст. 30 Конституции РФ закрепляет важные положения, согласно которым «1. Каждый имеет право на объединение… Свобода деятельности общественных объединений гарантируется. 2. Никто не может быть принужден к вступлению в какое-либо объединение или пребыванию в нем».

Ст. 40 Конституции РФ определяет, что «1. Каждый имеет право на жилище. Никто не может быть произвольно лишен жилища. 2. Органы государственной власти и органы местного самоуправления поощряют жилищное строительство, создают условия для осуществления права на жилище».

П. о) ст. 71 Конституции РФ закрепляет, что гражданское законодательство находится в ведении Российской Федерации.

Главным актом гражданского законодательства является Гражданский кодекс Российской Федерации (Далее – ГК РФ).

Потребительский ипотечный кооператив является юридическим лицом (абз. 2 п. 2 ст. 48 ГК РФ), некоммерческой организацией. Это прямо предусмотрено ( см. - абз. 1 п. 3 ст. 50 ГК РФ). Потребительский ипотечный кооператив, как участник гражданско-правовых отношений отвечает по своим обязательствам принадлежащим ему на праве собственности имуществом. Участники (члены) потребительского ипотечного кооператива имеют в отношении кооператива обязательственные права (абз. 2 п.2 ст. 48 ГК РФ). Как и всякое юридическое лицо, потребительский ипотечный кооператив вступает в гражданско-правовые отношения от своего имени, то есть от своего имени приобретает имущественные и личные неимущественные права, а также от своего имени несет обязанности. В случае возникновения необходимости участия в гражданско-процессуальных или арбитражно-процессуальных отношениях, потребительский ипотечный кооператив наделяется в зависимости от конкретных обстоятельств дела правовым статусом истца или ответчика.

ГК РФ в ст. 116 определил, что «правовое положение потребительских кооперативов, а также права и обязанности их членов определяются в соответствии с настоящим Кодексом законами о потребительских кооперативах». В настоящее время закона о потребительских ипотечных кооперативах не имеется, поэтому потребительские ипотечные кооперативы руководствуются ст. 6 ГК РФ, определяющей, что в случаях, когда подлежащие закреплению и регулированию гражданским правом общественные отношения прямо не закреплены и не урегулированы законодательством или соглашением сторон и отсутствует применимый к ним обычай делового оборота, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, применяется гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона). Важно отметить, что применение закона по аналогии возможно только тогда, когда существует пробел в соглашении сторон.

Таким образом, в настоящее время при рассмотрении вопросов регулирования деятельности потребительских ипотечных кооперативов следует руководствоваться не противоречащими действующему законодательству соглашениями сторон - Уставом потребительского ипотечного кооператива и принятыми во исполнение Устава внутренними документами потребительского ипотечного кооператива, к которым, прежде всего, принадлежит членский контракт – соглашение между потребительским ипотечным кооперативом и лицом, приобретшим правовой статус члена потребительского ипотечного кооператива об индивидуализации взаимообусловленных имущественных и некоторых неимущественных прав, обязанностей и ответственности.

Кроме этого, подготовительной основой для договорного правового регулирования деятельности потребительских ипотечных кооперативов являются локальные и модельные акты головной организации.

Если локальные акты головной организации становятся общеобязательными для потребительских ипотечных кооперативов в силу их членства, то модельные акты – в силу принятия их за основу соответствующих соглашений между членами потребительских ипотечных кооперативов.

В России профильной головной организацией в сфере небанковского финансирования строительства жилья является некоммерческая организация – некоммерческое партнерство «Гильдия народных кооперативов России» (Далее – Гильдия). Главной задачей Гильдии является обеспечение защиты прав и законных интересов членов потребительских ипотечных кооперативов.

Основным документом, регулирующим деятельность потребительских ипотечных кооперативов – членов Гильдии, является Стандарт профильной головной организации в сфере небанковского ипотечного кредитования – некоммерческого партнерства «Гильдия народных кооперативов России» «Строительно-сберегательный кооператив», разработанный Гильдией совместно с ВНИИ Сертификации Госстандарта России.

В силу абз. 2 п. 3 ст. 50 ГК РФ и п. 5 ст. 116 ГК РФ, потребительский ипотечный кооператив, как и любая иная некоммерческая организация, может «осуществлять предпринимательскую деятельность лишь постольку, поскольку это служит достижению цели, ради которой он создан, и соответствующую этим целям». Однако, Модельным Уставом потребительского ипотечного кооператива, разработанным Гильдией и используемым всеми потребительскими ипотечными кооперативами – членами Гильдии определено, что «Кооператив не вправе осуществлять предпринимательскую деятельность». Стандарт также прямо запрещает потребительским ипотечным кооперативам осуществлять какую бы то ни было предпринимательскую деятельность, существенно по сравнению с законом повышая тем самым защиту имущественных интересов членов потребительских ипотечных кооперативов.

В соответствии со ст. 49 ГК РФ, потребительские ипотечные кооперативы обладают так называемой специальной правоспособностью – они вправе осуществлять лишь то, что прямо предусмотрено их уставами. Исчерпывающие положения о правоспособности потребительского ипотечного кооператива содержатся в Модельном Уставе Кооператива.

Деятельность потребительских ипотечных кооперативов не подлежит лицензированию, главным образом потому, что как и всякий иной потребительский кооператив, потребительский ипотечный кооператив не является субъектом рынка товаров, работ или услуг, он есть организация, добровольно и сознательно отгородившаяся от рынка усилиями объединившихся в него членов, осуществляющая свою уставную деятельность только в отношении своих членов, но не всякого третьего лица, даже готового заплатить.

Нормы федеральных законов Российской Федерации «О потребительской кооперации» от 19.06.92 N 3085-1 и «О некоммерческих организациях» от 12.01.96 N 7-ФЗ не подлежат применению к потребительским ипотечным кооперативам в силу прямых указаний правовых норм указанных федеральных законов.

Нормы федеральных законов Российской Федерации «О кредитной кооперации» от 19 июля 2009 г. N 190-ФЗ и «О жилищных накопительных кооперативах» от 30.12.04 г. № 215-ФЗ не распространяются на потребительские ипотечные кооперативы по ряду формальных и материальных признаков.

Потребительский ипотечный кооператив подлежит государственной регистрации в органах, осуществляющих государственную регистрацию юридических лиц. Кооператив считается созданным с момента его государственной регистрации в соответствии со ст. 51 ГК РФ и Федеральным законом Российской Федерации от 08.08.01 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей».

Согласно положениям ГК РФ и Стандарта Гильдии единственным учредительным документом потребительского ипотечного кооператива является Устав, который должен соответствовать требованиям ст. 52, 116 ГК РФ и положениям Модельного Устава потребительского ипотечного кооператива, утвержденного Гильдией. Решение о создании, государственной регистрации, изготовлении круглой печати потребительского ипотечного кооператива и выборах Правления кооператива и Председателя Правления (Председателя потребительского ипотечного кооператива) оформляется Протоколом Общего Собрания Учредителей потребительского ипотечного кооператива.

Определение потребительского ипотечного кооператива вытекает из легальной дефиниции потребительского кооператива, изложенной в п. 1 ст. 116 ГК РФ. Согласно Стандарту Гильдии «Потребительский ипотечный кооператив является разновидностью потребительского кооператива, уставной деятельностью которого (здесь и далее – КИ) является:

совокупность предусмотренных Уставом КИ организационно-распорядительных и юридических действий КИ, заключающихся в: 1) принятии в члены КИ граждан; 2) принятии в собственность КИ имущественных паевых взносов членов КИ, 3) объединении имущественных паевых взносов членов КИ в паевом фонде КИ, 4) привлечении на возмездной основе в собственность КИ имущества третьих лиц с целью их использования при приобретении недвижимости в собственность членов КИ; 5) распределении и использовании средств паевого и иных фондов КИ, предназначенных для приобретения недвижимости путем оплаты приобретения недвижимости; 6) обеспечении возврата членами КИ и иными лицами денежных средств в виде паевых взносов в паевой и иные фонды КИ по правам, возникшим у КИ в результате приобретения недвижимости, 7) совершении иных предусмотренных настоящим Уставом действий по принятию в собственность КИ, объединению в административном и иных фондах КИ членских, в том числе предварительных вступительных, вступительных взносов членов кооператива, и их целевому использованию для обеспечения воспроизводства и развития КИ; 8) совершении предусмотренных настоящим Уставом действий по привлечению нарушивших обязательства членов КИ и (или) третьих лиц к имущественной ответственности как самостоятельно, так и в судебном порядке; 9) прекращении членства в КИ; 10) осуществлении взаиморасчетов с членами КИ и (или) третьими лицами.

Уставной в соответствии с положениями п. 2 ст. 422 ГК РФ также признается деятельность КИ по исполнению своих договорных обязательств в отношении членов КИ:

– физических лиц, заключивших с кооперативом членские договоры до 01.04.05 г., представляющая собой совокупность предусмотренных настоящим Уставом организационно-распорядительных и юридических действий КИ, заключающихся помимо деятельности, указанной в. п. 0.7. настоящего Устава, в: 1) приобретении недвижимости за счет имущества КИ в собственность КИ, 2) предоставлении, в соответствии с положениями п. 4 ст. 218 ГК РФ недвижимости, находящейся в собственности КИ, в пользование членам КИ – физическим лицам, с признанием последующего возникновения у указанных членов КИ (а также иных лиц имеющих право на паенакопления) права собственности на указанную недвижимость;

- физических лиц, заключивших с кооперативом членские договоры до 04.08.2009 г., представляющая собой совокупность предусмотренных настоящим Уставом организационно-распорядительных и юридических действий КИ, заключающихся помимо деятельности, указанной в п. 0.8. настоящего Устава, в предоставлении членам КИ займов за счет средств паевого фонда КИ.

Управление потребительским ипотечным кооперативом осуществляется в порядке, определенном нормами Устава потребительского ипотечного кооператива. Поскольку современные потребительские ипотечные кооперативы вынуждены действовать в крайне тяжелых условиях (отсутствие внешней помощи, жесткие реалии рыночной экономики), то их устройство во многом заимствовано с модели действующего российского государства, ибо известно, что государство есть самая совершенная и действенная форма организации общества, существующая на протяжении многих тысячелетий. Вместе с тем, устройство потребительских ипотечных кооперативов позволяет не отклоняться от соблюдения и претворения в жизнь основных принципов потребительской кооперации.

Новые взгляды на сущность и возможности потребительского строительно-сберегательного кооператива породили ряд революционных по сравнению с традиционными, унаследованными отечественной наукой о потребительской кооперации еще с дореволюционных времен, нововведений в вопросы управления потребительским кооперативом, смещению центра принятия решений от общего собрания членов кооператива, ставшего неповоротливым и, по сути, номинальным органом к органам управления способным своевременно принимать необходимые решения – Председателю и Правлению потребительского кооператива при сохранении священного права члена потребительского строительно-сберегательного кооператива на собственное волеизъявление, появлению новых форм проведения общего собрания членов потребительского строительно-сберегательного кооператива – вначале через уполномоченных представителей, а затем с помощью исключительно заочной формы, где каждый член потребительского строительно-сберегательного кооператива вправе с использованием средств массовых коммуникаций выразить свое волеизъявление по типизированным формам.

Происходящие перемены в обществе объективно высветили главный смысл пребывания современного постоянного занятого гражданина в потребительском строительно-сберегательном кооперативе – приобретение дорогостоящей недвижимости, а не перманентное участие в кооперативной жизни .Изначально четко формализованные правила Устава членского контракта и иных соглашений, мгновенный доступ к постоянно обновляемой информации смогли обеспечить практически бесперебойное регулирование шаблонных ситуаций и тем самым избавить граждан от постоянного непосредственного участия в вопросах управления кооперативом, предоставляя им возможность мгновенного контроля и эффективного надзора за деятельностью органов управления потребительского строительно-сберегательного кооператива.

Высшим органом управления потребительским ипотечным кооперативом является Общее Собрание членов потребительского ипотечного кооператива. В отличие от аналогичных органов управления в иных специализированных кооперативах, Общее Собрание членов потребительского ипотечного кооператива имеет четко установленную Уставом потребительского ипотечного кооператива компетенцию, выходить за рамки которой оно без соответствующих представлений исполнительных органов по общему правилу, не вправе. В этом проявляется действие интерпретированной по образцу современного демократического государства системы сдержек и противовесов, которая выполняет роль внутреннего механизма, с одной стороны, обеспечивающего внешнюю, а с другой стороны – внутреннюю устойчивость всего организма потребительского ипотечного кооператива.

Исполнительными органами являются Председатель и Правление потребительского ипотечного кооператива. Решение оперативных вопросов финансово-хозяйственной и иной уставной деятельности по Уставу потребительского ипотечного кооператива входит в компетенцию Председателя потребительского ипотечного кооператива и Правления потребительского ипотечного кооператива. Но если Правление устанавливает правила поведения, рассчитанные на неоднократное применение - издает локальные нормативные акты (утверждает Положения, типовые бланки и т.д.), осуществляет контроль за правильностью их исполнения, а также досудебно разрешает конфликтные ситуации и привлекает виновных лиц к установленному виду ответственности, то Председатель непосредственно организует исполнение норм, установленных решением общего собрания членов потребительского ипотечного кооператива и издает индивидуально-определенные предписания, то есть веления, адресованные конкретным исполнителям, а также представляет потребительский ипотечный кооператив без доверенности, осуществляет правомочия потребительского ипотечного кооператива по совершению сделок.

Вместе с тем, наиболее важные вопросы, с одной стороны, не затрагивающие оперативную деятельность потребительского ипотечного кооператива, а с другой стороны, позволяющие членам потребительского ипотечного кооператива осуществлять действенный и эффективный контроль за деятельностью Председателя и Правления потребительского ипотечного кооператива, входят в соответствии с Модельным Уставом потребительского ипотечного кооператива в исключительную компетенцию Общего Собрания членов Кооператива и не подлежат делегированию (передаче на решение исполнительных органов потребительского ипотечного кооператива) ни при каких условиях.

Очередные и внеочередные общие Собрания членов потребительского ипотечного кооператива проводятся в заочной форме, поскольку целью членства в потребительском ипотечном кооперативе является не перманентное участие в деятельности Общего Собрания членов потребительского ипотечного кооператива, а приобретение недвижимости при минимальных затратах. Кроме того, очное проведение Общих Собраний членов Кооператива требует определенных немалых затрат на извещение, организацию и само проведение (аренда), которые могут пойти даром в случае недостижения кворума.

Важную роль в обеспечении прав и законных интересов членов потребительского ипотечного кооператива играет деятельность Ревизора потребительского ипотечного кооператива, который вправе провести ревизию финансово-хозяйственной деятельности потребительского ипотечного кооператива в любое время по своей инициативе или по требованию членов потребительского ипотечного кооператива. В этом же русле работает и право каждого члена потребительского ипотечного кооператива на ознакомление с любой документацией потребительского ипотечного кооператива, включая финансовую, за исключением содержащей конфиденциальные сведения (персональные идентификационные номера членов потребительского ипотечного кооператива и т.п., интеллектуальная собственность управляющей компании).

Кроме того, права и интересы членов потребительского ипотечного кооператива надежно защищены локальными и модельными документами профильной саморегулируемой организации в сфере небанковского финансирования – некоммерческого партнерства «Гильдия народных кооперативов России», которые претворяются в жизнь на уровне потребительского ипотечного кооператива в виде членского контракта и иных внутренних документов – соглашений между потребительским ипотечным кооперативом и его членами. Указанные документы содержат основные условия приобретения недвижимости с помощью потребительского ипотечного кооператива, устанавливают взаимные права, обязанности и ответственность потребительского ипотечного кооператива и его членов, требования к правовому, технологическому и экономико-математическому обеспечению деятельности потребительских ипотечных кооперативов. Соответствующее обеспечение разрабатывается по заданию Гильдии Генеральной управляющей компанией системы «СТРОИМ ВМЕСТЕ» - ООО «СТРОЙЖИЛСТАНДАРТ», является ее интеллектуальной собственностью и используется на основании соглашений региональными управляющими компаниями.

В ходе построения теории строительно-сберегательного кооператива и практической апробации ее положений специалистами Гильдии было убедительно доказано, что сущность сегодняшнего потребительского сообщества определяется, как и много лет раньше естественным стремлением граждан, не относящихся к категории обеспеченных, к разумной минимизации издержек, которые обычно приходится нести, приобретая товары, работы или услуги на рынке, то есть, оплачивая налоги и прибыль предпринимателей. Но также было сделано и открытие: если ранее основой надежности, основой доверия к друг другу выступали территориальная или профессиональная составляющие (соседи по дому, коллеги по работе), то сегодня эти составляющие оказались размытыми и неработающими: люди стали мобильнее, в силу своей постоянной занятости соседи по лестничной клетке могут не знать друг друга в лицо годами, а для современной занятости характерна быстрая смена, текучесть кадров вообще поощряется рынком. На первом плане осталась вышеуказанная осознанная потребность наиболее оптимального потребления, сегодня именно она является цементирующей для сегодняшних граждан, проживающих в современных социально-экономических условиях России, это своеобразная карточка доверия. Граждане вынуждены доверять друг другу, поскольку осознают, что только помогая друг другу, возможно значительно сократить свои расходы по сравнению с ценой рынка.

Необходимость обеспечения индивидуализации имущественных интересов каждого члена потребительского строительно-сберегательного кооператива вызвала к жизни договорные формы урегулирования имущественных аспектов отношений между кооперативами и их членами. Если в специализированных потребительских кооперативах (ЖСК, ЖК, ДСК и ГСК советского периода и с 01.03.05 г. российские ЖК и ЖСК, так называемые кооперативы «одного дома», «одного дачного поселка», «одного гаражного комплекса») интересы граждан были унифицированы и ограничены одинаковыми благами (одинаковый уровень комфорта, одинаковая цена кв. м, одно и то же место нахождения объекта недвижимости) и все это решалось за счет членства как особого юридического факта - состояния, то в потребительском строительно-сберегательном кооперативе у каждого участника изначально имелся свой, сугубо индивидуальный имущественный интерес, который требовал особого правового закрепления. Таким образом, необходимо было обеспечить баланс личных неимущественных прав (право голоса, избирать и быть избранным, право на ознакомление с документами и т.п.) члена кооператива – то, что собственно обеспечивает членство, с комплексом личных имущественных прав, обязанностей и ответственности члена кооператива. Так постепенно выработалось учение об особом типе гражданско-правового договора – членском контракте. Членский контракт детализировал положения Устава потребительского строительно-сберегательного кооператива применительно к потребностям конкретного члена кооператива и закрепил взаимообусловленные права, обязанности и ответственность потребительского строительно-сберегательного кооператива и его члена на каждом этапе членства.

Стремительно вошедший в жизнь социально активных россиян Internet, все возрастающая роль иных многочисленных массовых коммуникаций позволили рассматривать современный строительно-сберегательный кооператив не как традиционно понимаемое ранее объединение жителей одного населенного пункта или завода, фабрики, но как объединение граждан, связанных одной общей потребностью – приобретением новой или готовой недвижимости (как правило, жилья) с минимальными затратами – за счет взаимной имущественной помощи, при этом граждан, живущих не только в разных населенных пунктах, но и в разных регионах страны, разной занятости, разного образования, но примерно похожего имущественного положения. Доказательством информационно-коммуникативной революции стали практические результаты: разработанное по просьбе жителей г. Норильска дистанционное вступление дало возможность стать членами строительно-сберегательных кооперативов Белгорода, Тамбова, Москвы, Димитровграда, жителям Дальнего Востока, Магадана и Камчатки.

Приобретение прав и обязанностей членов потребительских строительно-сберегательных кооперативов стало возможным благодаря возможностям сети Internet и корреспондентских отношения банков.

Эти открытия подтолкнули разработчиков теории потребительского строительно-сберегательного кооператива к даче правильного ответа на вопрос: а необходимо ли ограничивать численность членов кооператива. Вопрос этот нередко задавали и ученые, и граждане, и представители государства. Среди разработчиков федерального закона «О жилищных накопительных кооперативах» господствовало мнение о необходимости жестко закрепленной законодательно нижней и верхней планки численности членов кооператива. Обосновывали они эти мнения тем, что демократия в кооперативе представляет собой ограниченный ресурс, что большая численность потребительского кооператива есть препятствие для осуществления членами кооператива своих прав и свобод и если в советское время роль естественного ограничителя выполнял архитектор, устанавливающий предельное количество квартир в жилом доме, то в современной обстановке такой ограничитель мог быть только искусственно придуман.

Все эти представления уходят своими корнями в основном в советскую эпоху жизни, когда членами кооператива преимущественно становились соседи, люди, трудившиеся не по одному десятку лет на одном предприятии и базируются на социалистическом понимании демократии, когда демократия фактически подменялась партийной дисциплиной, служебной зависимостью, плановым администрированием, а при отсутствии оных незамедлительно превращалась в бардак. Но тогда до 70% расходов кооператива по жилищному строительству несло социалистическое государство, и оно имело все основания для жесткого диктата и соответствующих правовых императивов, ибо? кто платит, тот и заказывает музыку.

Особенностью же понимания демократии в капиталистическом обществе является тот непреложный факт, что за обеспечение своего права на демократическое обсуждение, за фактическое наполнение правовой формы демократическим содержанием надо заплатить самому, понести определенные материальные издержки. Объединившись в рядах потребительского строительно-сберегательного кооператива граждане при заключении соглашения в виде Устава кооператива устанавливают правила поведения на будущее – в каком порядке и по каким вопросам они будут принимать решения. При формулировании норм поведения члены потребительского строительно-сберегательного кооператива руководствуются требованиями действующего законодательства, логики, а также теми реальными экономическими возможностями, которыми они располагают и будут располагать. Экономическая же действительность на сегодняшний день такова, что потребительские строительно-сберегательные кооперативы существуют исключительно за счет взносов лиц, являющихся их членами, никакой внешней экономической помощи нет, ибо ресурсы в развивающемся капиталистическом обществе очень ограниченны. Практика убедительно показывает, что при современном уровне разработанности локальных нормативных актов (Устава, членского контракта) потребительского строительно-сберегательного кооператива, эффективным возможностям по осуществлению контроля и надзора за деятельностью органов управления членам кооператива и высокому уровню доступности правовой помощи нет необходимости осуществлять траты на проведение Общих Собраний членов потребительских строительно-сберегательных кооперативов в очной форме. Если же имеющие право в соответствии с Уставом потребительского строительно-сберегательного кооператива инициаторы внеочередного Общего собрания членов потребительского строительно-сберегательного кооператива захотят провести Общее Собрание в очной форме, то они должны предварительно оплатить все расходы, связанные с подготовкой и проведением указанного собрания, а уж потом имеют право вынести на решение Общего Собрания членов потребительского строительно-сберегательного кооператива вопрос о возмещении им потраченных средств. Естественно, что все действия должны быть основаны на нормах Устава потребительского строительно-сберегательного кооператива. Стало быть в современных российских социально-экономических условиях нет каких-либо убедительных критериев установления ограничений в численности членов потребительских строительно-сберегательных кооперативов, эти ограничения могут быть установлены только самими членами потребительских строительно-сберегательных кооперативов исходя как правило, из экономических соображений. И капиталистическое государство вряд ли имеет право на диктат и императивные веления в отношении своих граждан и их объединений подобные тем, право на которые имело социалистическое государство. Убедительное доказательство этой позиции предоставляет содержание нормы, изложенной в ст. 40 Конституции Российской Федерации.

Правоту этих взглядов также доказали убедительные примеры потребительских кооперативов Испании, Италии (согласно ст. 45 Конституции Итальянской Республики «Республика признает социальную функцию кооперации, основанной на взаимопомощи и не преследующей целей частной спекуляции»), где численность кооперативов часто превышает десятки тысяч граждан и никто не считает это ограничением чьих-то прав, невозможностью обеспечения участия в управлении и т.п. Современной кооперации известны случаи и иные замечательные факты. Так, по словам известного канадского кооператора, доктора исторических наук Я. Макферсона «Когда представители сберегательных кооперативов Шри Ланки ежегодно встречаются, им нужно поле, чтобы вместить 100 тыс. человек» .

Указанные изменения, ставшие ядром теории потребительских строительно-сберегательных кооперативов трудами специалистов профильной саморегулируемой организации «Гильдия народных кооперативов России» удивительным образом гармонично сочетаются с основными глобальными направлениями «перестройки» потребительской кооперации, которая происходит в мире.

Такими направлениями являются: 1) «большое слияние», одна страна – один потребительский кооператив, например, «Е-кооператив» в Финляндии и КФ в Швеции; 2) создание смешанных кооперативно-акционерных обществ (ФРГ – «КООПАГ», Швеция – концерн КФ), где кооператив превращается в «холдинг-компанию» - учредителя и главного держателя акций, поручая всю коммерческую деятельность частным фирмам; 3) диверсификация хозяйственной деятельности (развитие различных видов страхования, банковского дела, туризма…); 4) совершенствование управления, сведение до минимума бюрократии и предоставление разумной степени коммерческой свободы и гибкости на местном уровне.

Поставленные на свои места новые правовые представления и сформированные на их основе правила поведения никоим образом не игнорируют общепризнанные принципы потребительской кооперации, выработанные Международным Кооперативным Альянсом:

  1. Свободное членство в кооперативе («открытые двери, вход всем желающим»).
  2. Демократический характер управления и контроля (один член – один голос независимо от величины и формы вклада).
  3. Распределение прибыли между членами пропорционально сумме купленных ими в кооперативе товаров (исключение эксплуатации через спекуляцию) – в условиях потребительских ипотечных кооперативов действует принципиальный отказ от какой-либо предпринимательской деятельности, но если в ходе осуществления уставной деятельности кооператив получает какие-либо доходы, то они используются на благо всех членов кооператива.
  4. Ограниченный процент на денежные взносы и вклады членов в кооператив (деньги – не цель, а средство удовлетворения потребностей) – в настоящее время в потребительских ипотечных кооперативах в связи с высокой инфляцией и несовершенством отечественного бухгалтерского учета проценты не начисляются ни на сбережения, ни на займы.
  5. Политический, этнический и религиозный нейтралитет кооперативов.
  6. Продажа товаров только за наличный расчет (запрещение продажи в кредит и под запись для исключения долговой кабалы) – данный принцип вряд ли может быть применен к строительно-сберегательным кооперативам в силу своей торговой специфики.
  7. Обязательное осуществление кооперативом воспитательно-просветительской работы среди своих членов (повышение стандарта потребления и потенциала развития личности).

Теория современных потребительских строительно-сберегательных кооперативов не извращает и не подменяет общемировые принципы потребительской кооперации, она разрабатывает новые способы их реализации в современных условиях и обогащает теорию потребительской кооперации собственными отраслевыми принципами, находящими важность и актуальность в строительстве специализированных потребительских кооперативов.

Кроме того, теория современного потребительского строительно-сберегательного кооператива опирается на положения Рекомендации № 127 о роли кооперативов в экономическом и социальном развитии развивающихся стран (Рекомендации 1966 года о кооперативах в развивающихся странах), принятой Международной организацией труда. Указанный документ, содержащий международно-правовые принципы отношений между государством и кооперативами, закрепил важное правило, согласно которому (п. 10): «Должны быть приняты все надлежащие меры, включая консультации с существующими кооперативами, с целью:

  • a) выявления и устранения положений национального законодательства, например, в отношении налогообложения, предоставления разрешений и квот, которые могут привести к несправедливому ограничению развития кооперативов ввиду Того, что они носят дискриминационный характер, или ввиду Того, что они не учитывают ни самой природы кооперативов, ни специфических правил, которые регулируют их деятельность; b) избежания включения таких положений в законодательство в будущем;
  • c) приспособления фискального законодательства к специфическим условиям кооперативов».

Рекомендация № 127 также предусматривает (п. 11), что должно существовать законодательство, специально относящееся к созданию и деятельности кооперативов и предусматривающее защиту их права функционировать по крайней мере на равных условиях с другими формами предприятий, и что (п. 12) процедуры, предусмотренные таким законодательством, в особенности процедуры регистрации, должны быть возможно более простыми, чтобы не препятствовать созданию и развитию кооперативов. Законодательство о кооперативах, согласно положениям 127 Рекомендации, также должно обеспечивать им право создавать федерации кооперативных организаций.

Нерешенность правом и судебной практикой вопросов обращения взыскания на заложенную недвижимость (незрелость ипотеки как способа обеспечения исполнения обязательств) способствовали тому, что потребительские строительно-сберегательные кооперативы оказались востребованным именно в старой правовой оболочке. Основной гарантией для обеспечения имущественных интересов граждан – членов кооператива стало на тот момент приобретение помещений в собственность самих кооперативов, что на начальном этапе вызвало предельно жесткую критику со стороны сторонников ипотеки, - мол, граждане сразу не получают жилье в собственность, а вдруг потребительский строительно-сберегательный кооператив разорится и т.д. Жизнь показала, что избранная народом гарантия стала надежным щитом для обеспечения интересов членов первых строительно-сберегательных кооперативов.

Осознанная российским обществом массовая потребность в новом жилищном строительстве отразила в качестве своеобразных ожиданий граждан создание на первом этапе строительства потребительских строительно-сберегательных кооперативов именно потребительских жилищно-строительных кооперативов. Эти первые строительно-сберегательные кооперативы в большинстве своем не могли в силу ограниченных экономических возможностей вести самостоятельное финансирование строительства целого жилого дома, но уже успешно справлялись с защитой интересов своих членов в процессе долевого участия в финансировании жилищного строительства. Своеобразным продолжением достоинств первых потребительских строительно-сберегательных кооперативов стала своевременная и квалифицированная помощь риэлтеров и юристов управляющих компаний. Во многом именно сотрудники управляющих компаний не допускали в отношении членов потребительских строительно-сберегательных кооперативов тех нарушений со стороны застройщиков, которые обычно практиковались в отношении отдельно взятых физических лиц.

Доставшаяся в наследство от дореволюционных правовых конструкций круговая порука трансформировалась в уникальную особенность правовой оболочки потребительских кооперативов – солидарную обязанность каждого члена кооператива нести субсидиарную ответственность за такого же другого члена кооператива по убыткам кооператива стала основой поразительной живучести и надежности кооперативов нового типа. С одной стороны, эта особенность стала надежной гарантией для внешних кредиторов потребительского строительно-сберегательного кооператива, а с другой стороны – важным средством для обеспечения прав членов потребительских строительно-сберегательных кооперативов при финансировании строительства жилья в порядке долевого участия.

Растущая приверженность государства, общества и личности одному из базовых элементов рыночной экономики - идеологии частной собственности потребовала от теоретиков и практиков нового кооперативного движения совершенствования деятельности потребительских строительно-сберегательных кооперативов, и прежде всего в том смысле, чтобы граждане при помощи потребительских строительно-сберегательных кооперативов непосредственно становились собственниками жилья.

С 01.01.05 г., с момента вступления в силу фундаментальных изменений в ст. 446 ГПК РФ в России стало возможным применять ипотеку как способ обеспечения исполнения обязательств не боясь потерять выданные в качестве целевого займа или кредита деньги. А это значит, что появились необходимые правовые предпосылки для совершенствования деятельности кооперативов нового типа. Непопулярную среди членов первых строительно-сберегательных кооперативов конструкцию «жилье в собственность кооператива с последующей передачей в собственность члена кооператива при условии полного внесения паевого взноса» можно и нужно было заменить более совершенной – «жилье сразу в собственность члена кооператива при условии ипотеки в силу закона в пользу кооператива».

Специалистами системы «СТРОИМ ВМЕСТЕ» в области права, экономики и финансов на основе отечественного и зарубежного опыта была создана модель второго, более совершенного типа потребительского строительно-сберегательного кооператива, кооператива, специализирующегося на ипотечной деятельности – удовлетворении потребностей членов потребительского кооператива в жилой недвижимости с помощью небанковского ипотечного финансирования. Так, в полном соответствии с диспозитивными нормами ГК РФ появилась новая разновидность организационно-правовой формы потребительских кооперативов - потребительский ипотечный кооператив.

Монополизация деятельности по выдаче займов, закрепленная ст.ст. 3-4, 42 федерального закона «О кредитной кооперации» исключительно в пользу кредитных потребительских кооперативов привела к тому, что потребительским ипотечным кооперативам пришлось отказаться от выдачи целевых займов своим членам, что ipso iure (в силу самого права) привело к потере использования бесплатного и удобного способа обеспечения обязательств членов кооператива - ипотеки в силу закона. Главным достижением в технологической цепи данного подвида строительно-сберегательных кооперативов стала полная оплата стоимости недвижимости (прав на недвижимость), приобретаемой в собственность (с условием оформления в собственность) члена кооператива. Для обеспечения намерений сторон по заключению договоров ипотеки в технологии потребительских ипотечных кооперативов появились предварительные договоры ипотеки и предварительные договоры залога прав по договору долевого участия.

В потребительском ипотечном кооперативе системы «СТРОИМ ВМЕСТЕ» воплощены все передовые наработки, которые уже частично были применены при построении первых потребительских строительно-сберегательных кооперативов – жилищных и жилищно-строительных. Это и адаптированные к современным условиям, потребностям и возможностям граждан передовые методы и приемы управления, принятия и доведения решений, новейшее правовое, технологическое и экономико-математическое обеспечение, словом все то, что уже в течение нескольких десятков лет с успехом применяется в промышленно развитых странах и дает ощутимые результаты.

VII. Основные направления становления кооперативной России. Позитивный прогноз.

Кооперация является альтернативной по отношению к предпринимательской деятельности частного сектора формой организации экономики в интересах одновременно производителей и потребителей. Эти слова прозвучали в докладе Генерального секретаря ООН по вопросам о месте и роли кооперативов с учетом новых социально-экономических тенденций (опубликован в августе 1996 г.). Можно с уверенностью добавить, что на сегодняшний день для России это еще и наиболее совершенная и наиболее перспективная альтернатива.

Кооперация уже не раз убедительно демонстрировала россиянам свою удивительную живучесть и полезность.

В период расцвета НЭПа кооперация в крайне сложных условиях выполняла свою основную задачу – минимизацию издержек членов кооперативов. Так, за 1924 г. уровень кооперативных цен был ниже цен частного рынка в среднем на 9,3% по всем товарам, за 1925 г. на 9,8%, за 1926 г. на 11,3%.

Сразу после окончания Второй Мировой войны деятельность кооперации работала на подъем всего народного хозяйства: рос товарооборот, полнее удовлетворялся спрос населения на товары, расширялась торговая сеть. Объем только сельского розничного товарооборота потребительс¬кой кооперации в 1946 году по срав¬нению с 1945 г. возрос на 23,9%, в 1947 г. – на 84,7%, в 1948 – на 99,4%.

Не случайно, что и в последние годы своего существования советское государство использовало кооперацию как эффективное средство для оздоровления уже смертельно больной системы коллективистской экономики. Совет Министров СССР в директивном порядке принял ряд постановлений для организации кооперативных сообществ и кооперирования целых отраслей народного хозяйства. Принятый 26.05.88 г. Закон СССР «О кооперации в СССР» превратил «кооперацию в широко разветвленную систему, органически связанную с государственным сектором экономики». Кооперация, получив свободу, восстановив свои принципы, крепла и к 1990 г. пришла с положительными результатами. Быстрыми темпами развивалась строительная база, транспорт, материально-техническое снабжение. В конце 80-х гг. появились кооперативы в сфере производства и услуг. Количество кооперативов увеличилось до 200 тыс., а работающих в них – до 5 млн.

Кооперацию можно и нужно рассматривать как способ организации хозяйствования, когда между большинством хозяйствующих субъектов независимо от форм собственности существуют взаимовыгодные партнерские отношения (макроуровень) и, как вид организации деятельности самого хозяйствующего субъекта, когда в основу деятельности такого субъекта положены кооперативные принципы и основной целью его деятельности является удовлетворение материальных и иных потребностей его членов, а прибыль (на языке российского гражданского права – доходы), получаемая от предпринимательской деятельности – как средство его достижения (микроуровень).

Для реализации основных направлений развития российского общества и государства, которые предусмотрены Конституцией Российской Федерации (развитие кооперации на макроуровне) необходима крепкая экономическая основа.

Современная экономическая доктрина России (разработана информационной группой «Эксперт» при участии Института общественного проектирования) называет в качестве надежной экономической основы сверхиндустриализацию – такое состояние отечественной экономики, при котором частные корпорации, образовательно-исследовательские институты, органы государственной власти должны быть способны ставить и решать следующие задачи: 1) по созданию и массовому внедрению принципиально новых технологий, материалов, товаров (нанотехнологии, термоядерная и водородная энергетика); 2) по проектированию и реализации крупных индустриальных проектов (высокоскоростные магистрали, волновая застройка микрорайонов в городах-миллионниках); 3) по проведению долгосрочных программ, находящихся на стыке фундаментальной науки и экономически перспективных технологий и проектов (освоение космоса, океана, приполярных областей, создание новой системы развивающего образования).

Для скорейшего построения в России экономики сверхиндустриализации государству необходимо создать правовые и организационные предпосылки для выгодности и приемлемости кооперативного способа ведения хозяйствования российскими хозяйствующими субъектами, приоритета сотрудничества с национальными организациями и предприятиями. Кооперация должна стать господствующей идеологией отечественных производителей и потребителей, катализатором динамичного развития российской экономики.

Для торжества кооперативных идей на макро и микро уровне, то есть обеспечения благоприятных условий для осуществления в России кооперативного способа хозяйствования и эффективной деятельности кооперативных сообществ на долгосрочную перспективу необходимы:

  1. построение продуманной и основательной протекционистской государственной политики, включая разработку и своевременное введение в действие адекватного сложившимся условиям законодательства о кооперации,
  2. существенное увеличение государственных заказов для возрождения и загрузки мощностей кооперативных организаций,
  3. возрождение государственной поддержки кооперативному образованию и пропаганде кооперативных идей,
  4. введение специальных льготных налоговых режимов для кооперации, стимулирование основных участников рынка к сотрудничеству и совместной хозяйственной деятельности с кооперативными сообществами,
  5. льготное кредитование кооперативных организаций.

Что же касается сегодняшних действий, то необходимо иметь в виду и предпринять следующее:

  1. Возможности кооперативных организаций, их практический опыт должны быть обязательно использованы в реализации приоритетных национальных проектов. Именно активная самоорганизация граждан, самофинансирование решения социальных проблем должны стать основой социально-экономического развития России. С этой целью необходимо разработать конкретные механизмы участия кооперации в реализации уже действующих национальных приоритетов и представить их на рассмотрение Президента России.
  2. Именно кооперация способна объединить граждан России вне зависимости от их национальных, конфессиональных, политических и иных различий для достижения совместными усилиями общих целей. Именно кооперативные сообщества как естественные институты нарождающегося в России гражданского общества должны стать его социальным каркасом. Именно кооперативы, объединяющие наиболее социально активных граждан, сообща добивающихся своих целей, становятся реальными институтами гражданского общества, опорой государства, надежной гарантией устойчивости от социальных потрясений и «оранжевых» революций. Поэтому необходимо настойчиво просить Президента России об открытии нового национального проекта «Кооперативная Россия», который, в отличие от иных, не потребует больших вливаний бюджетных денег, но очень скоро даст положительную отдачу в виде дополнительных налогов, рабочих мест, увеличения ВВП, необходимо представить ему такие предложения, от которых он не сможет отказаться. Надо понимать, что, реализация национального проекта «Кооперативная Россия» позволит России более мягко войти в ВТО за счет «раскрепощения» личной предпринимательской инициативы в коллективе подобных себе, круговой поруки в ответственности по имущественным обязательствам, использования коллективного разума и коллективных имущественных возможностей.
  3. В рамках национального проекта «Кооперативная Россия» необходимо снять все необдуманные и необоснованные ограничения и препятствия в организации кооперативной деятельности, ограничить вмешательство государства в кооперативную деятельность, для чего, прежде всего, необходимо изменить представления о специализированном потребительском кооперативе как об организации, основанной на территориальном, профессиональном или ином ведущем к ограничению членства признаке. Сложившаяся в России ситуация с кооперативными сообществами настоятельно требует неотложных мер по крупномасштабной государственной поддержке кооперации, установлению четких пределов по допустимому вмешательству государства и муниципальных образований в деятельность кооперативных сообществ и их добровольных объединений. Началом этой длительной и необходимой работы должно стать коренное переосмысление роли и возможностей кооперации в деле строительства процветающего передового общества и сильного государства, переоценка устаревших идеалов и представлений, уходящих своими корнями в давно отжившие и безвозвратно ушедшие социальные и экономические условия, а также детерминированные ими потребности общества. Исходной точкой нового взгляда на современный специализированный потребительский кооператив должно стать представление, что граждане, объединяющиеся в потребительский кооператив, ищут снижения издержек, обычно возникающих при приобретении товаров, работ или услуг путем взаимного объединения имеющихся имущественных паевых взносов. Отсюда происходит целый ряд новых подходов: к договорной форме отношений, возникающих на основании членства; к дебюрократизации управления кооперативом путем усиления централизации и возможности принятия большинства решений, составляющих обыденную уставную деятельность небольшим количеством уполномоченных на это членов (Правлением) в рамках заранее установленных шаблонных форм (Устава, членского контракта, решений общих собраний); к оптимизации способа проведения общих собраний (заочно) при сохранении эффективного контроля и надзора со стороны рядовых членов (вследствие процесса информатизации общества), отмене искусственных ограничений по количеству членов. Необходимо сформировать в обществе соответствующие правовые представления и нормы права, подготовить новую правовую идеологию о кооперации.
  4. На основе новой правовой идеологии по образу и подобию Налогового Кодекса необходимо разработать и всенародно принять подлинно народный нормативный акт высшей юридической силы - Кооперативный Кодекс (Кодекс законов Российской Федерации о кооперации), где в общей части сформулировать общие принципы и категории кооперации, общие положения о правовом статусе кооперативов, правах и обязанностях их членов, классификацию кооперативов, пределы вмешательства государства в кооперативную деятельность, ответственность кооперативов, а в особенной части последовательно по мере подготовки принимать разделы о производственной кооперации и видах потребительских обществ, с/х кооперативах и специализированных потребительских кооперативах (кредитных, ипотечных и т.п.). Кодекс должен содержать в основном диспозитивные нормы, предоставляющие участникам общественных отношений свободу выбора многочисленных вариантов поведения. Эта мера существенно поднимет престиж кооперации, усилит ее влияние в народе и ускорит кооперативное строительство.
  5. Для того, чтобы предпринять все вышеизложенные действия, российской кооперации необходим руководящий и направляющий центр – действующая независимо от государства общественная организация, имеющая свои территориальные представительства в большинстве субъектов Российской Федерации. Возглавлять эту организацию должен лидер, обладающий признанным авторитетом в организации хозяйственной деятельности.

Реализация вышеуказанных идей возможна только лишь в каждодневном осуществлении практических действий. Профильной головной организацией разработаны и частично апробированы методики организации небанковского финансирования массового строительства многоквартирных жилых домов. Многие элементы деятельности потребительских ипотечных кооперативов Системы «СТРОИМ ВМЕСТЕ» могут и должны быть использованы в деле решения проблемы недостроя и долгостроя в жилищной сфере, окутавшей страну в 2006-2008 г.г. Если мы хотим добиться успеха, то мы должны и обязаны стучать в каждую государственную или муниципальную дверь, смело заявлять о своих предложениях и готовности ответственно реализовывать проекты при соблюдении властью определенных условий.


© "Строим Вместе", 2000-2007
Каждый желающий имеет полное право, исходя из свойственного ему понимания общественной пользы, копировать и тиражировать настоящие материалы в СМИ (в том числе и с коммерческими целями) - фрагментарно или в полном объеме, всеми доступными средствами, со ссылкой на первоисточник.
Дизайн, разработка и поддержка ©2004-2007, IN::VIRTUM